21:17 

Новое начало. Часть 2

Eilien Shadow
Горел синим пламенем, остался очень доволен. (с)
Вторая часть. Завтрашняя третья будет побольше )

***

На шестом этаже потолок оказался несколько ниже – всего в два человеческих роста. Кофейно-бежевые стены, ряд похожих дверей с табличками и без, расположенных на разном расстоянии друг от друга – какие-то в десяти-пятнадцати метрах, какие-то почти впритирку. Различались они лишь цветом древесины, варьировавшимся от светло-бежевого до практически чёрного. Сначала парень решил, что это – указатели с номерами комнат, но вскоре понял, что ошибся: числа распределялись хаотично, какие-то повторялись, а какие-то отсутствовали вовсе.
Свернув в нужный коридор вслед за распорядительницей, Кристоф понял, что девушка ранее имела ввиду: действительно, пропустить кактус было нереально. И в ширину, и в высоту махина разрослась до такой степени, что перекрыла весь холл. Не то что человек – кошка не проскочит. Многочисленные побеги растения упирались в потолок, полностью загораживая узкое окошко в конце прохода. Острые иглы длиной в ладонь взрослого мужчины оставили на стенах глубокие царапины, а кое-где и целые выбоины, не только повредив краску, но и разрушив часть каменной кладки. На центральном побеге покачивался и пованивал заплесневелым сыром маслянистый ядовито-розовый бутон размером с голову ребёнка.
– Ну, как тебе наш кактус? – в голосе Агнес ощущалась такая гордость, что юноша едва не поперхнулся словами крайнего изумления, готовыми сорваться с языка.
– Эм-м… Мило. Очень мило, – нашёлся он.
– Вот! – девушка победоносно подняла указательный палец. – А Диане почему-то не нравится. Всё время ворчит, представляешь? Спасибо! Благодаря тебе я теперь точно знаю, что мой кактус великолепен! Его непременно нужно сохранить. Перед зимней вехой я подрежу несколько побегов, и следующей весной он превратится в роскошнейшего красавца – такого, что словами не описать!
«Что же я натворил…» – с запоздалым раскаянием подумал Крис.
– Отлично, мы добрались! – Агнес остановилась у двери ольхового цвета, над которой висела медная цифра «4», и громко постучалась. Не дожидаясь приглашения, повернула ручку, обёрнутую полоской замши светло-шоколадного цвета, и вошла внутрь. Кристоф, поборов секундную нерешительность, шагнул вслед за ней.
– Ага! Вот и наш новичок!
В первый миг юноше почудилось, что Агнес раздвоилась. Только восстановив равновесие после неожиданных объятий, Крис понял, что сходство имеется лишь в поведении, во внешности же разница весьма значительная. Во-первых, незнакомка оказалась чуть повыше распорядительницы. Во-вторых, немного старше. В третьих, гораздо стройнее. В-четвёртых, кудрявые волосы встречающей отливали изумрудным, а на узких скулах поблёскивали миртово-зелёные чешуйки. Восхитительные малахитовые глаза, обрамлённые густыми тёмными ресницами, завораживали. Парню не сразу удалось оторвать взгляд от чарующего нечеловеческого лица.
Он ни разу не сталкивался с жителями низменности Ундика, но был уверен, что перед ним стоит ундина. Скорее всего, полукровка – кожа вполне себе обычного телесного цвета, чешуя присутствует лишь на лице и тыльных сторонах ладоней, а перепонки между пальцами ненамного шире человеческих.
– Ой, прости-прости! – зеленоглазая порхнула назад, ни капельки не смутившись. – Я совсем забыла представиться! Айзифа ур Рикано, комиссар-следователь третьего ранга. Я в Альянсе девятый год, так что не стесняйся задавать вопросы старшему товарищу! Ах да, зови меня Айзи, мне так больше нравится! – девушка подмигнула и шутливо пихнула Кристофа локтем в бок.
– Айзи родом с Каскада ундин, – недовольно пояснила Агнес и смерила Айзифу быстрым, колючим взглядом. Та не заметила раздражения распорядительницы. – Перед тем, как попасть к нам, училась в их местной Академии, поэтому начала служить с рядового. Надеюсь, вы подружитесь. Айзи, оставляю новичка на тебя.
– Ладушки! – ундина помахала Агнес рукой, прощаясь. Едва посетительница переступила порог, Айзифа скользнула к выходу. Копна пышных волос мазнула Криса по лицу, обдав запахом духов, в котором парень отчётливо распознал аромат водных лилий и нотку сухого тростника. Девушка бесшумно закрыла дверь и, повернувшись к новому сослуживцу, воскликнула:
– Ещё раз привет!
Очередные объятия юноша пережил стоически, опасаясь, что дальше не будет хуже. Вдруг остальные члены отряда окажутся такими же любителями пообниматься, мимоходом случайно отдавив чужую ногу?! Лучше уж смириться заранее…
Стоп. Не станет же Алтеро набирать в свой отряд исключительно назойливых ребят? Нет, скорее наоборот. И уж точно не примет под своё крылышко бесполезных слабаков.
– Извини за неожиданный вопрос… Какой магией ты владеешь? – спросил Кристоф.
– Водной, конечно! – бойко ответила Айзифа. – И природной. Магией разума – тоже, но на тебя она не подействует, верно?
– Эм… ну да, – пробормотал парень. Его умение противостоять ментальным воздействиям значительно усилилось за несколько лет тренировок, но всё-таки юный служитель опасался использовать свой дар против ундины, обладающей способностью к гипнозу с самого рождения.
– Так, – девушка проворно перескочила на другую тему, даже интонация и выражение лица не поменялись, – пока мейстер не пришёл, я тебе тут всё покажу, расскажу и познакомлю с остальными. Идёт?
– Угу, – кивнул Крис, стараясь не выдать ни волнения, ни неожиданно кольнувшей грусти.
Алтеро здесь нет… А он, Кристоф, так надеялся увидеться со старым знакомым.
Десять лет в ожидании этого дня. Да и с последней встречи сколько воды утекло! Лицей, инспекция, короткий разговор в классе – совсем не то. Хочется многое узнать, о многом расспросить старшего товарища, своего нынешнего начальника и первого настоящего друга.
Стало немного обидно, хоть юноша и сознавал нелепость этого чувства. Неужели нельзя было отложить свои дела на часок-другой ради долгожданной встречи? Ведь обещание выполнено. Выполнено и Алем, и Крисом…
Айзифа продолжала трепаться, не обращая внимания на то, что мысли единственного слушателя далеки от её речей. Пришлось на время забыть про накатившую хандру, чтобы не пропустить объяснение.
– Это – девушка обвела рукой маленькое помещение, в котором они сейчас находились, – коридор. Обои я сама выбирала – миленько, правда? О-бо-жаю зелёный цвет! Славка белил потолок, а этот красный коврик откуда-то Руфь принесла. Надо было закрыть дырку в паркете. Я хочу найти доски такого же светлого цвета, чтобы починить, как подобает, но их нигде нет… Это, – ладонь хлопнула по отполированной дверце новенького встроенного шкафа, покрашенного в ярко-синий, – маскировочный гардероб. Когда идёшь на разведку, бери отсюда подходящую одежду. Ну и пополнять его помогай, конечно! Особенно обувью, вдруг в нужный момент не окажется того, что по размеру. Спецотряды – на самообеспечении, для заданий нам только оружие и боеприпасы выдают… – ундина развернулась к противоположной стене, справа от входа. – Это – большое старинное зеркало, рама позолоченная. С ним обращайся осторожно – артефакт, внутри живёт зеркальный дух. Не ставь напротив него другие зеркала. И гардероб нараспашку не открывай, с обратной стороны левой дверки также есть зеркальце! Гмм… Вот этот навесной шкафчик по соседству с нашим раритетом – аптечка. Я сама покрасила его, но он получился тёмно-синим, а хотела оттенок в тон. Досадно, правда? Тут, рядышком, на крючках, подвесы, – Айзифа провела рукой по деревянным пластинкам-кулонам, покрытым незамысловатыми узорами. Кристоф видел похожие медальоны в сувенирных лавках. – На подвесы надо смотреть и переворачивать. Видишь, узелков на лентах нет? Значит, все живы и здоровы. Подвеска мейстера повёрнута нераскрашенной стороной, то есть он сейчас не в нашем штабе. Если лента, на которой висит кулончик, завязана в узел – значит, задание. Петелька – ранение, две петельки – командировка, бантик – отпуск. А если медальон снят… В общем, не стоит об этом. Слишком грустно.
Кристоф кивнул, сообразив, что Айзифа имела ввиду.
Ундина встряхнулась, отгоняя мрачные мысли, и ткнула в один из медальончиков – чёрный с сине-оранжевыми разводами:
– Вот. Это твой. Я как раз вешала его в тот момент, когда Агнес постучалась. Не забудь перевернуть подвес обратно, когда будешь уходить.
– Понял, – ответил Крис.
– Дальше… Дальше, дальше! – Айзифа остановилась на пороге следующего помещения так неожиданно, что юноша едва не врезался в неё. – Гляди. Это наша общая гостиная. Тут диван один, диван второй и кресла, на них можно сидеть, читать, спать и так далее. Но спать лучше в личной комнате, я твою попозже тебе покажу… Это – морозильный короб, тут бывает еда, которую положено держать в прохладе. Это – комод, где есть всё остальное и ещё одна аптечка в нижнем ящике. Книжный стеллаж – видишь, напротив? Наша справочная. Не каждый же раз в библиотеку бегать. Наверху – архивы, по каждому своему делу пишешь отчёт, который нужно положить в папку, когда доведёшь работу до конца. Это – столик, на него можно всякое ставить. Банка с медяками – высыпай сюда мелочь из карманов, если надоела или мешается… Ой-ой, чуть не забыла! Смотри, рядом с комодом – плитка для разогрева еды.
Крис и без объяснений уже разобрался, что и где. Достаточно просторная комната, примерно семь на семь метров. Стены оклеены обоями приятного салатово-зелёного цвета, более светлого оттенка, чем в предыдущем помещении. Окон нет, зато дверей – аж четыре: две – возле выхода в коридор, две – в смежной стене. Покрытый побелкой потолок по периметру украшен саламандровой чешуёй, немного покрупнее той, что в прихожей. Этот не самый популярный, но надёжный магический артефакт заменял факелы и лампы – от него исходил постоянный, ненавязчивый бледно-жёлтый свет. В середине зала – побитый молью рыжевато-коричневый ковёр с заштопанным ярко-розовыми нитками углом. Напротив друг друга – приземистые диваны с ворсистой обивкой, красный и серый; красный явно поновее, зато серый заметно шире, на таком можно поместиться и вчетвером. Замыкали своеобразный прямоугольник массивные кресла с широкими подлокотниками, обтянутые тёмно-синей тканью. По центру – тонконогий деревянный столик, слишком низкий для обеденного, но чересчур высокий для журнального. Посреди тёмной столешницы, покрытой светлыми, точно выцветшими, пятнами, примостилась литровая банка, наполовину заполненная медными и серебряными монетками.
За серым диваном, ближайшим к входной двери, вдоль стены притулились здоровенный, по пояс Кристофу, серебристый ящик-морозильник и табурет с плиткой, которую гордо венчал огромный чайник радостно-жёлтого цвета. Они вписались точно между двумя дверками – металлической и деревянной синей. В пространство промеж двух других дверей втиснулся видавший виды комод с треснувшей ножкой, обмотанной верёвкой. На фоне двух внушительных эбеновых дверей с затейливой фрезеровкой он смотрелся нелепо, но трогательно – словно любимый предмет мебели, который хозяева не стали выбрасывать после ремонта. Примостившаяся на комоде пробковая доска с многочисленными кнопками и записочками на обрывках бумаги только усиливала это впечатление. Книжный стеллаж почти полностью загородил собой одну стену и почти на две трети – вторую. Часть верхних полок пустовала, но парень подозревал, что это ненадолго – отряд-то создан не так давно, а количество книг впечатляло уже сейчас. Оставшийся свободным от мебели участок стенки заняли карта мира и подробный план Пелла Асимы с россыпью карандашных и чернильных пометок, смысла которых Крис пока не знал.
– А тут – входы в другие комнаты, – девушка показала на резные двери. – Тот, крайний слева – кабинет главного, смежный со спальней мейстера, он часто тут ночует. Без разрешения к нему не заходи, он это не любит, обязательно стучись… За этой вот дверью рядом, справа от комода – коридорчик, ведущий к спальням. Потайной проход в кабинет там тоже есть, но мы им не пользуемся – он же потайной! Тебе досталась угловая комнатка, с окном. В соседней никого нет, но ты в неё всё равно не заходи, ладно? Она вроде как моя, я там вещи иногда оставляю... Спальни пронумерованы, твоя – третья. В четвёртой живу я, а мейстер в первой, если что. Ещё одна дверь – за плиткой, видишь? Та, узенькая, серебристая. Это оружейная. Ключ проси у мейстера или дежурного. А синяя – это… эмм… многофункциональное помещение. В нём – душевая, прачечная, сушильная, перевязочная…
Дверь в ванную распахнулась с такой силой, что, ударившись, отскочила от стены.
– … и периодически – Драгослав, – закончила Айзифа.
– Так, ну-ка, кто тут у нас?
Ростом Драгослав превосходил Кристофа примерно на голову, ширины же был такой, что за его спиной могли спрятаться сразу три Айзифы. При этом определение «полный» ему категорически не шло – «чрезмерно коренастый» звучало гораздо правдоподобнее. На пышной каштановой бороде, весьма причудливо сочетавшейся с абсолютно лысой макушкой, блестели капли воды, светло-карие глаза с притворной строгостью взирали из-под густых, почти сросшихся бровей.
– Ага, вот и выпускник! – обрадовался мужчина. – Слышал, слышал. Надеюсь, что правду слышал. Впрочем, скоро узнаем, – Драгослав хлопнул Криса по спине, да так душевно, что парень с трудом удержал равновесие. – Ух, тощий-то какой! Что ж вы все… Ладно уж. Я – Драгослав Илдефонсо, комиссар-следователь первого ранга. Можешь Славкой звать, так проще. Двадцать лет тут тружусь – веришь, а? Ты, стало быть, Крис Юанон?
– Да. Приятно познакомиться, – ладонь юноши полностью утонула в мощной длани сослуживца, так что крепкое рукопожатие не удалось. Мужчину это ни капельки не смутило.
– Хм… С Айзи ты, вижу, уже знаком, а? Пока босса нет, я тут за старшего. Познакомлю-ка тебя с остальными, что скажешь? Согласен? Конечно, согласен! А ну-ка, все сюда!
Кристоф был уверен, что после громового голоса Драгослава остальная команда повыскакивает из-за дверей, как чёртики из табакерок, но этого не произошло. В зале по-прежнему царила тишина. Из душевой донёсся гулкий удар капли обо что-то металлическое. Айзифа огляделась, поймала недоумённый взгляд парня и слегка пожала плечами.
– Ла-адно, они у нас люди занятые, так что сходим сами… Идём, идём! – Мужчина сграбастал запястье Криса и ладошку Айзифы в свою ручищу, широкими шагами пересёк комнату и решительно распахнул дверь в коридор. Сослуживцам ничего не оставалось, кроме как вприпрыжку следовать за старшим товарищем, то и дело сталкиваясь плечами и спотыкаясь друг о друга.
Неширокий, слабо освещённый проход, начинавшийся от порога, через несколько шагов повернул вправо. Кирпичные стены, холодный каменный пол – почему-то здесь поскупились на паркет и обои, даже потолок не побелили, так что контраст с другими помещениями получился разительный. Служители пересекли весь коридор и остановились у шестой комнаты. В обшитую стальными листами дверь Слава стучаться не стал, просто распахнул её так же бесцеремонно, как и предыдущую.
– Эй, Анри! Отвлекись хоть ненадолго, умная твоя голова!
Крис сощурился. Спальня, больше походившая на мастерскую, освещалась несколькими мощными саламандровыми лампами. Первоначальный цвет стен и потолка скрывался под многочисленными цветными разводами, пятнами и сажей. В дальнем углу – складная койка, остальное пространство занимали ящики, стеллажи, столики – покосившиеся, с брызгами краски, следами воска и подпалинами. Повсюду – всевозможные железяки, инструменты, колбы, коробки, непонятного вида чертежи и другие предметы, предназначение которых осталось для Кристофа загадкой. В воздухе стоял густой запах серы и машинного масла.
Долговязый, слегка сутулый, бледный рыжеволосый парень, склонившийся над кучей цветных проволочек и большим тёмно-синим камнем, неспешно стянул с головы массивные сварочные очки. Серые глаза воззрились на гостей со сдержанным любопытством.
– Это Анри Флорис, – Драгослав махнул ладонью в сторону сослуживца, едва не сметя с ближайшего стеллажа подставку пузатую колбу, в которой плескалось нечто пепельно-серое. Смущённо кашлянул и спрятал руки за спину. – Комиссар-следователь второго ранга, ежели мерить по нашей системе. Перевёлся из Боевого подразделения, где был… гм… кажись, капитаном. Ребята из научного всё хотят его к себе перетянуть, но Анри как-то у нас прижился, а? Изобретает много чего полезного для отряда. Нам без него никуда. Анри, это Крис… Кристоф Юанон, ефрейтор, выпускник Университета Магии. Теперь состоит в нашем отряде.
Анри смущённо взлохматил неровно стриженные волосы и с трудом выпутал пальцы из засаленных косм – похоже, его причёска не виделась с расчёской как минимум декаду. Несколько длинных прядок, заправленных за ухо, выглядели так, будто их использовали вместо свечного фитиля. Подпалины и потёки воска на плече безнадёжно испортили просторную тёмно-серую рубаху, но её владельца это ни капельки не смущало. На лбу мага чернело пятно от копоти, под ногтями пальцев правой руки Кристоф заметил запекшуюся кровь.
– Вообще основной по боевой силе у нас я, – продолжал Драгослав, – маг из меня не очень, но с огнём я ого-го, знаешь ли… А изобретения Анри здорово увеличивают боеспособность нашей группы. Так что, хоть парень отсюда почти не выходит, пользы от него не меньше, чем от любого из нас, а то и поболе.
– Так, значит, вы – техномаг? – уточнил Крис у рыжеволосого.
– Да, – отозвался тот. Голос у Анри оказался негромким и осипшим, с нездоровой хрипотцой. – Техномаг и маг-преобразователь.
– Понятно, – Кристоф не мог не оценить такое удачное сочетание способностей. Действительно, человек с даром к технической и преобразовательной ветвям магии способен изготовить своими руками практически всё, что угодно. Основное ограничение – знания, но Анри, судя по всему, отлично подкован в техническом плане.
– Ладно, Ан-Ан, не будем тебе мешать, – Айзифа помахала изобретателю освободившейся от Славиной хватки рукой. – Удачи!
– Угу, – буркнул рыжий, вновь водружая на нос громоздкие очки.
– Он не особо разговорчив, – объяснила Айзи Крису, когда компания вышла в коридор. – И очень не любит покидать свою комнату. Порой выходит в гостиную, но не более того. У него эта… как её… агорафобия! То есть боязнь открытых пространств. На улицу Анри не выходит довольно давно, но, кажется, ему это по душе.
– А как же родственники? – удивился Кристоф. – Они за него не волнуются?
– Анри не повезло с семьёй, – Драгослав уже стоял перед следующей дверью. – Но не вздумай поднимать при нём эту тему, парень! Обижать мага из поддержки – дело опасное, знаешь ли, а наш изобретатель бывает вспыльчивым.
Крис, немного удивлённый, кивнул. Представить флегматичного, увлечённого работой Анри разгневанным или хотя бы повышающим голос не удалось, так что пришлось поверить коллегам на слово.
– Ладно, теперь к нашей принцессе, – в светло-серую узкую дверку пятой спальни Слава не только вежливо постучался, но и выждал несколько секунд, оставив владельцу комнаты время на ответ. Дверь бесшумно приоткрылась, мужчина кивнул Кристофу и, пропустив Айзифу вперёд, боком протиснулся в узкий проём. Юноша с удивлением понял, что Драгослав нервничает.
– Крис, познакомься, – Айзифа потянула парня за локоть, вынудив пройти в середину помещения.
Размерами спаленка не уступала мастерской Анри: около двух с половиной метров в длину, немногим больше – в ширину. Под потолком покачивались парившие в воздухе канделябры с зажжёнными свечами, бойко порхали туда-сюда разноцветные магические огоньки. Белёсые обои с цветочным орнаментом в пастельных тонах создавали впечатление, будто комната освещена мягким утренним солнечным светом, хотя окна отсутствовали. На пушистый бледно-голубой ковёр даже наступать не хотелось – как-то стыдно топтать сапогами такую красоту. Мебель светлого дерева – угловой письменный стол, изящный стул с изогнутой спинкой и выжженным узором из кленовых листьев, книжные полки и кровать, возле которой изваянием застыла хозяйка спальни.
При виде сослуживицы Кристофа бросило в дрожь. Невысокая, примерно на голову ниже него, женщина, одетая в форму Альянса, стояла неестественно прямо, величаво подняв голову и прикрыв глаза. Она была не просто худощава – скорее, истощена: белая, тонкая кожа с просвечивающими под ней синими кровеносными сосудами, ввалившиеся щёки, запавшие глаза, тонкие, как тростинки, руки, длинные пальцы с выпирающими костяшками и косо срезанными ногтями. Блузка висела на ней мешком, расстёгнутый китель болтался на тощих плечах, как на вешалке; вместо кожаного пояса – широкая чёрная лента: наверняка стандартный ремень оборачивался вокруг талии незнакомки как минимум дважды. Длинные, чуть волнистые локоны вначале показались Крису светлыми, но, приглядевшись, он понял, что женщина седа. Цвет волос и телосложение даже приблизительно не позволяли определить её возраст. Служительница могла приходиться ровесницей Айзифе, а могла быть старше любого из присутствующих.
Чародейка открыла глаза. Оранжево-жёлтая радужка, исчерченная линиями-прожилками, притягивала взор. Продолговатые зрачки походили на кошачьи – такие же вертикальные и узкие. Кристоф осознал, что не в состоянии отвести взгляд.
– Это Руфь Шан-Де Назира Манджол Джициэль. Комиссар-следователь второго ранга. Служит здесь одиннадцатый год. Наш основной эксперт по традиционной магии.
Слова Айзи доносились откуда-то издалека, но Крис уловил суть объяснения, которое в тот момент требовалось ему. Шан-Де… Ну разумеется. Древний род королей-волшебников, славившихся своими необычными магическими способностями. Говорят, Альянс основали после их свержения, дабы лишить Шан-Де возможности вернуться к власти. Странно, что потомок Древних служит в организации, с которой должен враждовать.
– По всем ветвям, кроме техномагии, – голос Руфи прозвучал как-то гулко, отстранённо, причудливо отразившись от стен.
Юноше наконец-то удалось сбросить навалившееся оцепенение. В горле запершило, пришлось прокашляться перед тем, как ответить.
– Кристоф Юанон. Приятно познакомиться… эм…
– Можно просто Руфь, – бесцветные губы женщины изогнулись в лёгкой улыбке. – Взаимно, Кристоф.
– Так, – Драгослав поспешно шагнул назад, к дверям, – нам бы ещё по зданию прогуляться. Надо же новичку показать и объяснить, что где находится, а? Так ведь? Поболтать потом успеем. Пошли, парень.
– Хорошо, – Крис кивнул Руфи на прощание и вышел. Айзифа последовала вслед за ним.

@темы: Альянс, ориджинал, тексты

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Большая Тетрадька

главная