Eilien Shadow
Засада, амиго: ты шёл на Сантьяго, а вышел к Филёвскому парку... (с)
Заключительная часть )
*пополз редактить следующий рассказ*


***

Из десятка с небольшим опрошенных – Ханны, однокурсников с практикума по энергомагии и студентов, углублённо изучающих воздушную магию – Кристоф выбрал пятерых.
Сначала он постучался в комнату Лиз. Девушка открыла дверь сразу же. По-видимому, она ожидала, что за ней придут: форма Университета вместо повседневной одежды, светлые волосы расчёсаны и собраны в два хвостика. Серые глаза на круглом веснушчатом лице смотрели настороженно, но без удивления.
– Опять дознание? – спросила она.
– Да, – юноша шагнул в сторону, пропуская Лиз, и подождал, пока она закроет за собой дверь. Студентка аккуратно провернула ключ в замке, подёргала за ручку, дабы убедиться, что комната заперта. Крис мельком кинул взгляд на ключ. На его лице не проскользнуло ни одной эмоции.
Следующей стала Ханна, всё ещё бледная и испуганная. Девушка, похоже, собиралась ложиться спать, так как была в халате и домашних туфлях на босу ногу. Пришлось дать ей несколько минут на приведение себя в порядок. Ключ юноша проверил скорее машинально. Нет, Ханна непричастна, но надо взять её с собой. Тогда остальные решат, что их ведут на простой допрос.
Ох, только бы не промахнуться… Лишь бы расчёты и выводы оказались верны!..
Фред вышел из комнаты поспешно, чуть не забыв про оружие – если бы не выразительный кивок сообразительной Лиз, пояс с мечом и кинжалом так и остался бы лежать на прикроватной тумбе.
– Обязательно запри спальню, – напомнил Кристоф.
– Знаю, не дурак, – огрызнулся парень. Замок закрыл на один оборот и быстро убрал ключ в карман, но глаза Криса успели скользнуть по предмету в поисках нужных деталей.
Зейн долго ворчал, пытаясь отыскать очки, потом колет, а затем – закатившиеся куда-то ножны с кинжалом. Попробовал выведать причину столь позднего визита, но получил краткий и крайне размытый ответ:
– Проректор велел привести. Хочет задать несколько дополнительных вопросов.
Зейн ссутулился ещё сильнее и подозрительно оглядел однокурсников, скучковавшихся напротив двери. Ничего не сказал и покорно побрёл за остальными, но Кристоф понимал – если парень не получит ответа на интересующие его вопросы в ближайшее время, то непременно встанет на дыбы, что добавит забот руководству Университета в целом и син Ли, ответственному за расследование, в частности.
Нико улыбался, пытался шутить, но это удавалось ему с трудом – бедолага отчаянно трусил. Юноша был заметно бледнее обычного, то и дело покусывал губы, глаза беспокойно бегали туда-сюда. Он вертел в руках потрёпанное гусиное перо, которое зачем-то взял с собой. Когда направляющейся к главному зданию Университета процессии пришлось в шестой раз остановиться из-за того, что Нико уронил успевшую изрядно помяться письменную принадлежность, Крис не выдержал, отобрал у сокурсника перо и спрятал в карман.


***

В зале совещаний студентов ждали декан, син Ли, Лариса и двое стражников. Линдсен вошёл вслед за Кристофом и его однокурсниками. Дверь преподаватель не запер, а слегка прикрыл, оставив узкую щель, и прислонился к стене рядом, давая понять, что никто не покинет помещение без его на то позволения.
– Вы удивительно шустры, юноша, – заметил проректор. – Неужто действительно смогли раздобыть неопровержимые улики, доказывающие невиновность Ларисы?
– Смог, – кивнул Крис. Почему-то это короткое слово далось с трудом. Разве он настолько нервничает? Почему? Это ведь не первый его разговор с господином Эгнацелем.
– Какие же? – син Ли откинулся на спинку кресла и чуть склонил голову набок.
У Кристофа запершило в горле, по спине пробежал неприятный холодок. Всё верно. Разумеется, он волнуется. Как не волноваться? Сначала ему просто хотелось поэкспериментировать, посмотреть: как далеко удастся зайти, какие выводы сделать, отыщется ли, наконец, пропавшая бандана. В итоге же Крису пришлось, как настоящему следователю, искать совершившего преступление, опрашивая свидетелей, осматривая помещения и пытаясь сопоставить все известные факты, не оставляя ни малейшей лазейки.
Вроде бы всё получилось. Стало ясно, кто совершал кражи в общежитии в течение последних декад. Но… вдруг это всё-таки ошибка? Вдруг найдётся другое, предельно простое и понятное объяснение, которое он упустил, а предполагаемый виновник окажется не при чём? Вдруг за преступника вступятся его родители, воспользовавшись деньгами и положением в обществе? Тогда первым под раздачу попадёт именно он, Крис, обыкновенный студент, человек без родственных связей с аристократией и зажиточным купечеством. Даже если не попадёт, то опозорится, это точно. Тогда можно забыть об Альянсе, и тем более – о Следственном подразделении…
Юноша сглотнул. Привалился спиной к стене. Ненадолго, не справившись со страхом, уставился в пол – и тут же вновь поднял голову, побелевшие пальцы стиснули дневник, который он ни разу не выпустил из рук за этот суматошный день.
– Я знаю, кто совершил кражи. – Кристоф постарался, чтобы его слова прозвучали уверенно, но голос всё равно сбился в хрип. Парень откашлялся и закончил: – Я уже отыскал вора.
– То-то вы настояли на немедленном сборе, – син Ли неторопливо обвёл взглядом присутствующих. Едва заметно нахмурился. – Но я не вижу… гм… причины, по которой здесь присутствует такая толпа. Если вы, юноша, решили провести собрание согласно судебным предписаниям Университета, то необходимы шесть свидетелей процесса, не больше и не меньше. Сейн Риициэль – обвиняемая. Стража отвечает за её охрану, то есть находится при исполнении. В данный момент я являюсь судьёй, который должен принять решение. Вы, Кристоф, следователь, сообщающий о своих выводах. Один человек от деканата, один куратор… и пять студентов. Получается семь человек, а не шесть.
– Нет, – Крис мотнул головой, – шесть. Один из присутствующих студентов и есть вор.
Ханна тихонько ахнула, порывисто прижав руку к груди. Лиз и Фред замерли. Нико рассеянно улыбнулся и с любопытством покрутил головой по сторонам, словно полагая происходящее не более чем шуткой. Зейн проворно оглянулся на входную дверь, понял, что уйти не получится, и отошёл в сторону от однокурсников, поближе к проректору.
По лицу син Ли скользнуло удивление, смешанное с недоверием. Мужчина передёрнул плечами, будто сбрасывая лишние эмоции. Сухо произнёс:
– Рассказывайте.
И Кристоф начал свою речь, которую обдумывал вплоть до последней минуты. С его губ слетали острые, сухие, невыразительные слова. Взгляд прикипел к противоположной стене – хотелось опустить голову, но юноша не позволял себе этой слабости. Сейчас он отчитывается о своём первом расследовании, держит ответ перед всеми присутствующими. От его объяснения зависит многое. Нельзя ошибиться.
Успокоиться. Нужно успокоиться. Представить… стул. Или доску. Он всего-навсего репетирует будущую речь, которая, вероятно, даже не состоится. Ничего страшного. Совсем ничего страшного…
– Когда я узнал про обстоятельства кражи денег у Антонины Эрджене и осмотрел её комнату, меня насторожили две детали. Первая: да, предположим, у преступника было несколько часов на поиски, которые он использовал максимально грамотно и обнаружил тайник. Предположим, он услышал шаги, резко рванул к дверям и впопыхах обронил что-либо, например, ту же заколку. Но тогда возникает вопрос: почему рядом со шпилькой лежат волосы, причём отнюдь не короткие и явно не срезанные? Лариса всегда заплетает очень тугую косу, когда приводит себя в порядок с утра. Из подобной причёски выдернуть волос такой длины можно только нарочно, и то с трудом. Проделать это незаметно не выйдет, слишком болезненно, а косу придётся заплетать заново. Как преступник умудрился оставить эту улику, к тому же в середине спальни, на полу тёмного цвета? Если вор идёт от стола к выходу из помещения, он не зайдёт в центр, а выберет самый быстрый путь до двери – наискосок, мимо стены. Следовательно, волосы и шпилька никак не могли оказаться посреди комнаты, на самом видном месте, где они сразу бросаются в глаза. Велика вероятность, что их туда положили специально.
Один из стражников чуть слышно хмыкнул, но Крис не обратил на это внимания и продолжил:
– Вторая деталь. Лариса специализируется на временной, природной и обрядной магии. Всплеска магической энергии в комнате не зафиксировано, а мелкие заклинания из арсенала подозреваемой не позволяют как-либо передвигать тяжёлые предметы. Вопрос: как хрупкая девушка с далёкой от идеала физической подготовкой сумела сдвинуть стол? Когда я искал пропажу в своей комнате, мне пришлось переставлять мебель. Письменный стол я оттащил в сторону с колоссальным трудом. Я не силач, но и слабым меня не назвать. В комнате Антонины стол тяжелее из-за дополнительного модуля с книжными полками. Лариса не могла передвинуть его. Ей просто-напросто не хватило бы физической силы на такое действие.
Предположим, у неё есть сообщник, который решил подставить напарницу, подкинув соответствующие улики. Но крайне сомнительным выглядит предположение, что Лариса позволила кому-то выдрать из её косы несколько волос, ещё и шпильку отдала. Если бы это было сделано насильно, она бы этого так не оставила. Наверняка оказала бы сопротивление, а на шум сбежался бы весь этаж. Если шум отсутствовал… предположим, Лару оглушили. Хотя это нелегко сделать – маги, способные управлять природой, о-го-го как крепки. Нужен удар немалой силы, который непременно приведёт к травме. В медпункт Лариса не обращалась, несанкционированных всплесков целительной природной магии не возникало, деканат пристально следит за уровнем магической энергии в общежитии и немедленно принимает ответные меры. Значит, улики очутились в комнате без участия подозреваемой.
Мне стало известно, что Лариса расплетает косу только в двух помещениях: в своей комнате и в раздевалке перед практикумом по природной магии. В первом она всегда подбирает все свои выпавшие волосы до единого и сжигает их, как принято в роду Риициэль. Соответственно, единственным местом в Университете, где можно отыскать её волос, остаётся студенческая половина домика при полигоне. Вероятно, Лариса торопилась на тренировку, которая начинается раньше официального времени. Поэтому не заметила шпильку, выпавшую из платка. Опустила свёрток в поясную сумку, отработала занятие, вернулась, пересчитала заколки – и увидела, что одной не хватает. Так?
– Так, – согласилась Лариса, недовольно поджав губы.
– Шпилька пропала вчера. В это время у всех студентов нашей группы шла практика. Полигон природной магии находится в стороне от остальных. За время перерыва до него успеют добраться студенты, направляющиеся к полигонам воздушной магии или энергомагии. Первым пришлось бы воспользоваться небольшим ускорением. Вторые припозднятся – получается задержка примерно на полторы минуты.
Линдсен негромко прищёлкнул языком.
– Далее, – продолжил Кристоф. – Где происходили кражи и с какой целью? Первая случилась в комнате между левым и правым крылами третьего этажа. Соблюдается строгое чередование хищений – то из мужской, то из женской комнаты. По-видимому, преступник опасался, что в случае каких-либо, ммм, предпочтений он попадёт под подозрение. Поначалу случаи исчезновения вещей фиксировались у целителей, после вор переключился на нас. Выкрадывались, как правило, мелкие предметы, которые находились на достаточно заметных местах – висели на спинке стула, лежали на столе или поверх прочих вещей в шкафу. Злоумышленник не сосредотачивался на ценностях, а старался утащить хоть что-нибудь, чтобы привлечь внимание владельца. Для чего? Для выгоды? Вряд ли. Иные варианты: корысть? желание пощекотать нервы? Вторая причина, вероятно, неплоха, но почему бы не переключиться на другое здание, другой этаж? Почему именно в нашем общежитии, а, скажем, не у первокурсников, которые часто забывают запирать комнаты, когда уходят? Ответ: преступник хотел кого-то подставить. Как только ему представился шанс украсть нечто по-настоящему ценное – он им воспользовался. Стоило Антонине во всеуслышание заявить о большой сумме денег – и эти деньги испарились буквально через полдня.
Да, ещё один интересный пунктик. Кто слышал её реплику? Присутствовавшие на занятии по фехтованию, иными словами – ребята из нашей группы, больше никто.
Какие навыки требовались нарушителю для совершения краж? Всплесков магии не было. Вскрыть дверь можно с помощью либо энергомагии, либо преобразовательной магии, либо магии земли. Для последних двух операций требуется похожий по форме ключ, чтобы сделать с него копию или немного изменить форму. Какой ключ? Ключ от одной из студенческих комнат, ведь замки отличаются незначительно. Почему не осталось царапин в личинке? Потому что ключ подходил идеально. Как вор настолько точно рассмотрел форму замка? Скорее всего, заклинанием пространственной магии. Обнаружение тайника в комнате Антонины и выпавших волос Ларисы на светлом полу раздевалки доказывают это. Ранее я сказал, что преступник потратил бы на поиски несколько часов. Нет, он действовал быстро! Воспользовался невесомым элементарным заклинанием. При этом преступник обладал достаточной физической силой, чтобы сдвинуть громоздкий письменный стол. Антонина пользовалась энергомагией, а тут – применение как минимум двух ветвей колдовства только для того, чтобы вскрыть дверь, не оставив существенных следов взлома. Три заклинания подряд: два на замок, одно на поиск. Добавить четвёртое – и датчики, несомненно, зафиксируют всплеск магии. Рискованно, велика опасность привлечь внимание деканата. Следовательно, вор двигал стол своими силами.
Таким образом, у нас есть несколько примет, позволяющих опознать преступника. Первая – причины его действий. Скорее межродовые распри, чем неприязнь к конкретному человеку. Вторая – уж прошу прощения, не слишком искушённый ум преступника. Его действия обдуманы, но просты и прямолинейны, вычислить их вполне реально, что я и проделал. Третья – пространственная магия профильного уровня. Четвёртая – умения выше среднего либо в магии земли, либо в энергомагии, либо в преобразовательной магии. Пятая – хорошая физическая подготовка. Шестая – преступник ходит на углублённые практикумы либо по магии воздуха, либо по энергомагии. В первом случае он должен отлично управляться с заклинанием ускорения – чтобы детекторы не засекли применения магии вне полигона, а скорость передвижений при этом увеличивалась хотя бы в полтора раза. Во втором случае нарушитель опоздает к началу занятия на одну-две минуты… и при этом сильно запыхается. По отдельности каждый из этих фактов ставит под подозрение практически всех второкурсников кафедры, но все шесть примет сходятся лишь в одной точке. – Крис повернул голову. – Виновник краж – Фред Фойнт.
Ханна ойкнула. Лиз вздрогнула и поспешно отошла от вмиг побледневшего однокурсника. Нико удивлённо приподнял брови, таращась на Фреда с таким выражением лица, будто видит товарища в первый раз. Зейн же воззрился на Кристофа, но уже не раздражённо, а заинтересованно.
– Я, значит? – Фред попробовал усмехнуться, но улыбка вышла какой-то жалкой, а во взгляде читался испуг. – У тебя даже никаких доказательств нет! Мало ли что ты наболтал! Мне и опоздать на пару нельзя, что ли?
– Первое. – Крис расправил плечи, хотел было отойти от стены, но, почувствовав дрожь в коленях, передумал. – Твоя семья занимается ювелирным делом, не так ли? Раньше Фойнты и Риициэль работали вместе, но полгода назад расторгли контракт. Семья Фойнт при этом заработала немало денег, но вот престиж упал, из-за чего позднее пошли убытки. Виной тому, полагаю, народная молва о ваших принципах ведения дел, а источник молвы – слухи, которые распускали слуги, родственники и мастера дома Риициэль. Скажешь, я неправ?
Фред громко засопел, но ничего не ответил.
– Второе, – Кристоф почувствовал на себе пристальный взгляд син Ли. Это неожиданно придало ему сил, и голос зазвучал уверенно, более не пытаясь сбиться. – С физической подготовкой вопросов, думаю, нет – ты один из лучших и в атлетике, и в рукопашном бою, и в фехтовании. У тебя предрасположенность к пространственной магии, энергомагии и магии преобразований. В то же время с тактикой и стратегией дела, уж извини, не слишком гладки… Третье – ты печёшься о чести своей семьи, но не знаешь, как эту честь… хмм… поддерживать. Всегда стараешься поквитаться с обидчиком. Четвёртое. Твоя спальня находится между левым и правым крылом, как раз напротив той, где совершена первая кража. Ты побоялся уходить далеко, решив, что сначала нужно попробовать стащить что-нибудь из комнаты, примерную планировку которой ты знаешь. Первое время воровал имущество у целителей, но потом сообразил, что вряд ли это привлечёт внимание к Ларисе, уж больно неубедительно – скорее на хулиганство смахивает, чем на что-то серьёзное, не видно толковой связи между происшествиями. Поэтому переключился на однокурсников, при этом выбирал тех, с кем Лариса или её семья не в приятельских отношениях. Исключением стала последняя кража, но там и трофей посерьёзней, и пострадавший – важная персона. В день, когда у Ларисы пропала шпилька, ты опоздал на практикум по энергомагии. При этом здание Университета ты покинул одновременно со мной и шагал быстрее, а я пришёл за четыре минуты до начала. Ты же припозднился на две с небольшим минуты, при этом здорово запыхался. И, наконец, ключ.
– Ключ? – переспросил Линдсен.
– Ключ, – кивнул Крис. – Мне плохо даётся преобразовательная магия, но я научился различать её следы. Сегодня, когда я заходил за присутствующими здесь студентами, я смотрел, как они запирают двери своих комнат. Помните? Ты, Фред, шустро спрятал ключ в карман, но я успел заметить на нём сколы и пятна правильной геометрической формы. Такие метки оставляет небольшое кратковременное преобразование объекта.
– Фойнт, – проректор поднялся из кресла. Голос его звучал жёстко и отрывисто, меж бровей пролегла глубокая морщина. Подойдя к Фреду, он требовательно протянул ладонь. – Ключ от вашей комнаты.
– Я… потерял его по дороге, – пробормотал парень, пряча глаза.
– Не потерял, – возразил Кристоф. – Ты положил его в нагрудный карман, который сразу застегнул на пуговицу. Ключ не мог выпасть.
– Ключ, – повторил Эгнацель. – Немедленно.
Фред нехотя расстегнул карман и вытащил из него большой медный ключ. Возле бороздок отчётливо виднелись круги и квадраты желтовато-серого цвета, не совпадающего с основным. Оттенок самих бороздок также заметно отличался от желтовато-рыжего тона предмета, ставшего неопровержимой уликой.
– Действительно, следы преобразовательной магии, – согласился подошедший к син Ли декан. – Фойнт, вы в курсе, что любые магические действия над имуществом, являющимся собственностью Университета, строго запрещены?
– Полагаю, необходимо обыскать комнату Фойнта. – Проректор передал ключ одному из стражников и тот, коротко кивнув, скрылся за дверью. Второй стражник оттеснил Фреда в противоположный от выхода угол и защёлкнул на его руках увесистые золотые обручи, соединённые цепью. После чего подошёл к Ларисе и снял с неё наручники. Девушка встряхнулась, вскочила на ноги и поспешила отойти от стула, на котором до этого вынуждена была смирно сидеть. Сжала-разжала кулаки и принялась растирать покрасневшие запястья.
Кристоф опустил голову и закрыл глаза. Сердце колотилось быстро-быстро и так сильно, что его удары отдавались по всему телу, вызывая дёрганную, неприятную дрожь. Дыхание перехватывало, в горле першило. Всё-таки сегодняшний день оказался утомительным – поспать толком не удалось, поесть… даже воды глотнуть Кристоф не успел. Двигаться же при этом пришлось много, думать – и того больше. Что будет, если стражник не найдёт в комнате Фреда ни одной украденной вещи? Что тогда? Спорить, извиняться, оправдываться?.. Нет. На это не хватит ни сил, ни желания. В красноватой темноте под веками время потеряло постоянную скорость; не определить, час ли миновал или всего пара минут.
– Браво, молодой человек.
Крис поднял голову на смутно знакомый голос. Машинально отметил, что Лариса смотрит на него как-то не слишком дружелюбно, Линдсен – удивлённо, а во взгляде проректора видна неприкрытая тревога. Дверь в зал совещаний была распахнута настежь. На пороге стоял мужчина в форме Следственного подразделения Альянса. Прилизанные тёмные волосы блестели в белом свете магических ламп. Узкие, раскосые глаза обежали комнату, задержавшись на Кристофе.
– Я ожидал-с, – новоприбывший переступил порог, – что меня ждёт расследованьице-с, но, как вижу-с, меня обогнал кое-кто другой, по-прежнему… не в меру проворный-с. И всё же позвольте представиться-с. Комиссар-следователь третьего ранга…
– … Юргиз Нейтре, – закончил Крис. Собственный голос показался ему каким-то надтреснутым и совсем чужим.
– Смотрю, ваша память, молодой человек, не подводит-с, – Нейтре слегка кивнул, но уважения в этом жесте не чувствовалось ни капли. – Да-да, я вас помню, юный господин Юанон. Митхейн, шесть… нет, семь лет назад? Дело об убийствах для обряда-с… Смотрю, в уликах у вас весьма однообразное везеньице-с. Снова волос, не так ли?
– Не совсем, – Кристоф боком, по стенке, стараясь не выдавать дрожи, добрался до расставленной вдоль окон мебели и взгромоздился на ближайшую парту. – Сейчас важнее оказалась не сама улика, а её местонахождение.
– Мейстер интересовался-с вашими учебными успехами, молодой человек, – голос следователя приобрёл противную елейность, паренька аж передёрнуло от отвращения. Пришлось притвориться ёрзающим в попытках сесть как можно удобнее.
– Я делаю всё, что в моих силах, – чуть помолчав, ответил Кристоф, – и после окончания Университета намерен стать вашим коллегой, господин Нейтре.
– Похвальное решеньице-с, – недовольно-скептическое выражение лица Юргиза категорически расходилось с омерзительно сладкой интонацией.
– Разрешите войти! – не дожидаясь приглашения, стражник стремительно пересёк зал и вывалил на преподавательский стол охапку вещей. – Обыск произведён. В шкафу на двух нижних полках найдены двадцать два предмета, по описанию совпадающие с украденными у студентов вещами. Там же я нашёл нарисованный от руки план пятого этажа общежития. К нему прилагается неполный, но подробный список проживающих на нём студентов с указанием их специализаций и номеров комнат.
– Полагаю, улик достаточно, – син Ли не стал прикасаться к вещам, но Крис почувствовал энергетические нити и понял, что проректор тщательно проверяет каждый предмет на наличие заклинания-ловушки. – Всё чисто. Можно вернуть владельцам их пропажи.
Кристоф спрыгнул со стола и, чувствуя, что его немного пошатывает, приблизился к кафедре. Бандана лежала практически в самом низу кучи – чёрная ткань с ярко-зелёной строчкой выглядывала из-под цветастого шерстяного вороха, в котором было легко опознать платок Серафимы Винтхорн. Парень бережно вытянул вновь обретённую вещь, стараясь не обрушить на пол пошатывающуюся груду. К счастью, ему это удалось. Крис тщательно отряхнул запылившуюся, но целую и невредимую бандану и обмотал её вокруг шеи.
– Полагаю, студентам пора разойтись по своим комнатам, – декан потёр поясницу и побрёл к выходу, – а вы, Линдсен, займитесь возвращением украденного хозяевам. Прямо сейчас.
– Как скажете, – кивнул куратор. Аккуратно переложил вещи в торбу из плотной ткани, не поместившийся внутрь платок перекинул через руку и вышел, пропустив вперёд студентов, цепочкой потянувшихся за деканом. Затем помещение покинул мрачный как туча Фред в сопровождении стражников, за ним последовали син Ли и Нейтре. Проректор захлопнул дверь за собой. Кристоф остался в зале один…
Нет, не один.
Лариса всё так же стояла напротив кафедры, в тени. Руки скрещены, подбородок поднят, осанка идеально ровная. Словно не было ни золотых оков, ни робости, ни стражников за её спиной.
– Тебе тоже лучше вернуться в комнату, – Крис кивнул на выход, – здесь делать больше нечего. Завтра занятия.
– Нет, – коротко ответила Лариса и чеканным, стремительным шагом пересекла аудиторию, приблизившись к пареньку вплотную. – Мы с тобой не закончили, Кристоф Юанон.
– Разве? – устало спросил Крис. – Расследование завершено, преступник найден, утраченное вернётся к владельцам. Точка в этой истории поставлена. Во всяком случае, для нас.
– Нет, – Лара вздёрнула подбородок и ткнула указательным пальцем в плечо собеседника. – Я желаю, чтобы ты объяснился, Юанон.
– Что? – студент непонимающе взглянул в алые глаза напротив, машинально отметив, что Лариса почти такого же роста, как и он. Пониже, но чуть-чуть.
– Для чего тебе понадобилось это расследование? Ты – всего лишь рядовой студент, без титула и громкого прошлого. Зачем ты решил найти преступника? Ты с самого начала считал меня непричастной?
– Доказательства твоей вины присутствовали, – Кристоф шагнул назад, оглушённый неожиданным напором со стороны девушки, – но выглядели неубедительно. В конце концов для меня стало очевидно, что кражи совершила не ты. Вот и всё.
– Значит, всё-таки хотел меня оправдать! – Лариса ещё резче сократила расстояние между собой и юношей, едва не приперев Криса к стене. – Чего ты стремился добиться? Моей благодарности и признательности? Награды от моих родителей? Известности? Титула? Прямой дорожки до хорошей должности? О да, наследница рода Сейн Риициэль в долгу у человека из города-спутника, без роду без племени, без особых способностей! Ха! Что ты вообще делаешь в Университете, Кристоф Юанон? Ищешь выгодное дело, с которым можно помочь важному человеку? Где подсуетиться, чтобы выпросить чин? Признавайся!
Кристоф почувствовал, что его колени вновь подгибаются. От громкого, рассерженного, высокого голоса в ушах зазвенело. Он потёр ладонями виски, борясь с головокружением. Совсем некстати вспомнился пропущенный вчерашний ужин. Эх, сейчас бы поесть хоть немного, хоть что-нибудь, хоть кусок хлеба с солью… Нет, сначала – чай. Или вода. Простая вода из фляги, которую он берёт с собой на дополнительные практические занятия для старшекурсников. Рухнуть на кровать, замотаться в одеяло, закрыть глаза и больше ни о чём не думать по меньшей мере ближайшие десять часов.
– Я собираюсь стать следователем, – спокойно ответил Крис, не отводя глаз от лица рассерженной однокурсницы, – и вступить в Следственное подразделение Альянса. Я мечтаю об этом с тех пор, как узнал о своих способностях и увидел, как работают его служители-маги, раскрывая преступления. Ради этого я приехал в Пелла Асиму, ради этого учусь. Но, раз я выбрал для себя такое будущее, мне уже сейчас требуется быть начеку, уметь распознавать и фиксировать все детали. И, разумеется, помогать в установлении справедливости доступными мне способами, не рассчитывая на какую-либо награду. Сегодня я нашёл преступника и снял подозрения с невиновного человека. Вот и всё.
Лариса вмиг успокоилась. Отстранилась, взглянула на однокурсника пристально, но без прежней злости. Раздражение её сменилось любопытством, изумление почти вытеснило недоверие.
– Хочешь сказать, что не мог поступить иначе? Несмотря ни на что? – уточнила девушка. Голос её зазвучал не так высокопарно, заметно потеплев.
– Я надеялся, что сумею узнать правду, – напор со стороны Лары иссяк, и Крис, наконец, слегка расслабился, более не опасаясь гнева собеседницы. – Боялся, что сделал неверные выводы, но мне повезло. Преступник найден. Всё, чего я хочу теперь – это возможности отдохнуть.
Лариса молчала. Кристоф не видел выражения её лица – девушка опустила голову. Наверное, обдумывает произошедшее, решил парень и побрёл к выходу из зала.
Он почти добрался до дверей, когда Лариса, очнувшись от раздумий, бросилась вдогонку. Юноша сдавленно охнул – повисшая на его шее дополнительная ноша оказалась неожиданно тяжёлой. От прикосновения к щеке сухих, горячих губ бросило в жар. Головокружение, отступившее на несколько минут, вернулось с утроенной силой.
– Спасибо тебе, Кристоф Юанон… Ох, ты в порядке? – Лариса поспешно разжала объятия и придержала пошатнувшегося Криса за плечо.
– Не совсем, – нехотя признался парень. – Вымотался. Завтра буду в норме, – Кристоф отвечал коротко, всерьёз опасаясь повторения объятий или, что хуже, ещё одного истерического допроса.
– Ох, как я посмела… Такая фамильярность с моей стороны… – девушка нарочито проворно убрала руку с плеча Криса. – Юанон, поскольку ты спас честь моей семьи и защитил меня, я не могу оставить тебя без поощрения. Чего ты хочешь? Не обещаю исполнить любую твою прихоть, но вариантов множество. Что тебе требуется? Деньги? Или покровительство моей семьи? Собственный дом в Сейне?
Кристоф едва удержался от того, чтобы отправить девушку куда подальше и весьма надолго, но вовремя спохватился. В ноющей голове мелькнула здравая мысль.
– Сбегай, пожалуйста, на кухню и попроси, чтобы мне в комнату принесли чай и что-нибудь поесть. Этого достаточно.
Притихшая Лариса неуверенно кивнула и вслед за Крисом вышла из зала. На лестнице она обогнала однокурсника и побежала вниз – звонко зацокали белые туфли на низких каблучках, эхо от шагов разнеслось по замершему, сонному зданию.
Неторопливо спускаясь по ступеням, Кристоф знал, что к моменту его возвращения в комнату ужин уже окажется на столе – Лариса слов на ветер не бросает. И ужин этот, вне всякого сомнения, станет одним из самых вкусных в его жизни.
Очередной шаг на пути к Альянсу. Короткий, в полтора дня, но весомый и важный, отнявший куда больше сил, чем всё, что происходило до этого.


***

Спустя два дня Крис, успевший постирать любимую бандану и подлечить травмированную на практикуме старшекурсников руку (о которой он совсем забыл, за что получил нагоняй от целителя), одолжил у Зейна свежий номер газеты и поднялся на одну из башенок Университета, чтобы немного побыть в одиночестве.
Его внимание практически сразу привлекло заглавие на третьей странице, гласившее:
«РАССЛЕДОВАНИЕ НАПАДЕНИЯ НА КАРДИНАЛА АЛЬЯНСА ЗАВЕРШЕНО».
Следующей строкой – подзаголовок: «За раскрытое в кратчайшие сроки дело следователь Алтеро эрн Хейн Аурициэль получил ранг комиссара».
– Ага, – Кристоф слегка улыбнулся. – Последний шаг вновь за тобой… Не волнуйся, Аль. Я скоро.


@темы: Альянс, ориджинал, тексты