12:08 

Дело об украденной бандане. Часть 2

Eilien Shadow
Горел синим пламенем, остался очень доволен. (с)
Вторая из трёх частей.


***

Парень не сразу понял, какой звук выдернул его из сна. Лишь проморгавшись и потерев руками ноющие виски, он различил пробивающиеся сквозь занавески солнечные лучи, ещё совсем бледные – похоже, сейчас нет и семи утра; заметил, что раскрытый дневник валяется рядом с подушкой – незадачливого владельца сморило во время чтения; и, наконец, расслышал разбудивший его стук в дверь, торопливый, частый и требовательный.
Крис вскочил, нашарил колет, тут же отбросил в сторону – раз такая спешка, не стоит возиться с формой – и принялся натягивать сапоги. Кинжал заткнул за брючный ремень, дневник небрежно согнул и сунул в карман, на ходу подхватил оружейный пояс и распахнул дверь, за которой обнаружился растрёпанный куратор Линдсен в штанах и мятой рубашке. Видимо, преподавателя тоже подняли с постели, не дав времени на сборы – он даже не успел надеть очки и сейчас сильно щурил глаза, пытаясь разглядеть в полумраке лицо студента.
– Что случилось?
– Вор пойман.
– А? – Кристофу показалось, что он ослышался.
– Точнее, подозреваемый, – поправился преподаватель. – Который пока… хм-м… отрицает свою причастность к кражам. Мне пришлось сообщить декану и проректорам о вашем необычайном любопытстве, Юанон, и руководство настояло, чтобы вы присутствовали на совещании.
По спине Криса скользнул неприятный холодок.
– Они… они что, считают меня соучастником?
– Не могу сказать, – бросил куратор, разворачиваясь. – За мной, Юанон.
Кристоф почти сразу разобрался, куда его ведут, и пожалел, что не взял с собой колет: до главного здания Университета несколько минут ходу, а на улице свежо. Радовало, что шли быстро – удалось кое-как согреться по пути на восьмой этаж, где располагались ректорат и кабинеты проректоров. Парень прикинул, есть ли шанс оправдать свой интерес к кражам. Проректоров не уболтаешь, бандана и желание стать следователем, вне всякого сомнения, не покажутся им достаточно важными и достоверными аргументами. Кстати, о бандане… Надо было захватить запасную или хотя бы заколки. Волосы то и дело падали на глаза. Пришлось заправить надоедливые пряди за уши, но всё равно то один, то другой непокорный вихор свешивался на лоб, заслоняя обзор. Камень, лежавший на сердце, делался тяжелее с каждой секундой. Крис представлял возмущение руководства Университета, размышлял, какое наказание ожидает не в меру любознательного студента, и накрутил себе до такой степени, что едва сдержал дрожь, оказавшись напротив входа в зал совещаний.
Когда перед ним бесшумно распахнулась тяжёлая дверь, обитая листами какого-то светлого металла, Кристоф с трудом подавил желание зажмуриться, хотя знал, что этого простого действия не хватит для противостояния буре, готовой, несомненно, грянуть здесь и прямо сейчас. Но помещение оказалось практически пустым – простые деревянные парты и стулья вдоль стен, два складных кресла, одиноко застывших спина к спине посреди просторного зала, несколько силуэтов в противоположном углу, на кафедре, и один старый знакомый, вынырнувший из лёгкого полумрака напротив новоприбывших.
– Давно не виделись, юноша. Подумать только, ваш… гм… головной аксессуар действительно украли. Я не верил в это до сей минуты…
– Господин син Ли? – изумлённо выдохнул Крис.
– А вы, разумеется, ожидали узреть здесь толпу разъярённых предводителей Университета Магии? – улыбнулся проректор, по совместительству являвшийся и директором Магического Лицея. – Что ж, не вмешайся я в происходящее, так бы и произошло…
– Хотите сказать, – парень привалился спиной к шершавой каменной кладке и чуть дёрнулся, почувствовав, как торчащий из дверного косяка гвоздь кольнул плечо, – что одного вашего слова хватило?
– Слóва и нежелания скандала, – слегка улыбнулся седовласый мужчина, переводя взгляд на центр кафедры – массивный стол из тёмного с красноватыми прожилками камня, возле которого замерли три фигуры, трудноразличимые на фоне светлого окна. – А скандал, возможно, разразится.
Кристоф, вслед за син Ли повернувшись к возвышению, посмотрел на собравшихся. Старец в чёрной проректорской мантии, борода почти до пояса, вид растерянный; сосредоточенный декан Военного факультета, лысый мужчина средних лет, теребящий тёмно-зелёные полы форменного наряда; тут всё понятно – спохватившееся руководство. Между ними на табурете сидела тонкая, бледная девушка со снежно-белыми волосами, заплетёнными в тугую косу. Крис ни разу не разговаривал с ней, хоть и учился в той же группе. Лариса Сейн Риициэль, единственная дочь и наследница герцога Сейнского. Выглядела она так же надменно и неприступно, как всегда. Идеально ровная спина, невзирая на жёсткий и неудобный табурет; алые глаза с лёгким презрением и совсем малой крупицей испуга взирают на проректора син Ли, бескровные губы сжаты в тонкую линию, изящные узкие руки в тяжёлых золотых кандалах сложены на коленях. В отличие от остальных присутствовавших в зале, за исключением Линдсена и Кристофа, Лариса, очевидно, была разбужена неожиданно: волосы уложены менее тщательно, чем обычно, тонкая коса перекинута через плечо, а не обвивает голову подобно венку, одежда явно домашняя – длинная светло-бежевая юбка и белоснежная блузка никак не соответствовали уставу Университета.
– Вы подозреваете её? – прямо спросил Крис, кивком указав на Ларису. Та вспыхнула, оскорблённая пренебрежительным жестом, лишённым всякого уважения к её персоне, но румянец быстро сошёл – видимо, девушка решила, что лишний раз провоцировать окружающих не стоит.
– Есть улики, – коротко ответил син Ли.
– Какие?
– Вы уверены, что задаёте нужный вопрос, юноша?
– Насколько я понял, – Кристоф приблизился к проректору, – вы не хотите вовлекать Альянс в происходящее… точнее, собираетесь сообщить им о новой краже немного позже, а перед этим попытаться уладить дело своими силами. То есть моими силами. Аккуратно, не поднимая бучу и не вызывая возмущения у представителей высших сословий, чьи родственники обучаются в Университете. Без тотальных обысков и полной изоляции всех комнат дежурными охранными барьерами. Да, господин син Ли?
– Всё так же рвётесь вперёд, – мужчина чуть прищурился и кивнул. – Хорошо. Вы правы, юноша. Предупреждаю сразу: следователя придётся оповестить сегодня, не позднее семи вечера. Как видите, времени мало. Я расскажу то, что мне известно, и предоставлю все требуемые материалы… разумеется, с условием, что вы, Юанон, не поделитесь ими с кем-либо ещё.
– Понял, – кивнул Крис. Подошёл к свободной парте возле стены и присел на столешницу, поджав под себя ногу. Линдсен встал сбоку. Рейнольд син Ли опустился на соседний стул.
– Что ж, – бодро начал он, – как я уже сказал, времени немного, поэтому ограничимся этим предисловием. Нынешней ночью у вашей, юноша, однокурсницы, Антонины Эрджене, были украдены деньги – порядка сотни золотых.
Кристоф не удержался и присвистнул от удивления. Сто золотых – сумма немаленькая даже по меркам обеспеченных студентов. Проректор смерил слушателя недовольным взглядом и продолжил:
– Так как Антонина приходится внучатой племянницей ректору Университета, ей выделили особую комнату… точнее – комнату с особенностью. Под столом имеется небольшой тайник, простая выемка в полу, прикрываемая паркетными досками. Если стол не отодвинуть, стык досок незаметен – его полностью загораживают встроенные ящики. Деньги хранились в тайнике. О тайнике и деньгах знала только Антонина.
«До вчерашнего дня», – подумал Крис, вспомнив последний практикум по фехтованию.
– Сегодня ночью Антонина решила сверхурочно позаниматься астрономией, благо погода располагала. Она покинула комнату в десять часов вечера. Тогда деньги были на месте. Вернувшись сегодня в половине пятого утра, девушка открыла тайник, чтобы достать часть суммы на сегодняшние покупки…
– И увидела, что искомое сокровище испарились, – заключил Кристоф.
– Да, – кивнул син Ли. – В тайнике лежали монеты, помещённые в замшевый кошель. Кошель исчез. А на полу посреди комнаты Антонина нашла несколько длинных белых волос. Не просто светлых, а белых, длина каждого – около метра.
Парень угукнул. Лариса – альбинос, с длинными волосами – коса достаёт почти до колен, если верить Ханне, ближайшей подруге подозреваемой. Спутать такие волосы с чьими-либо ещё крайне затруднительно.
– Рядом с ними, – продолжал мужчина, – лежала шпилька. Серебро, украшена гематитом – гербовым камнем герцогов Сейнских.
– Я этого не отрицаю, – процедила Лариса, – я говорила, что потеряла шпильку вчера. Мне пришлось срочно ехать в центр за новым набором.
– Помолчите, – велел студентке декан. Та недовольно прищурилась, но ослушаться не посмела.
– С этим всё ясно, – склонил голову Крис, рассмотрев улики, парившие в появившемся напротив него кубе из сгущенного воздуха. Волосы явно выпавшие, а не срезанные. Изящная серебряная шпилька не деформирована, без единой царапины, из россыпи мелких гематитов на сгибе не выпал ни один камешек. – И?
– Тем не менее, я не чувствую в объяснениях Ларисы лжи, – проректор вздохнул и потёр переносицу, – и не слишком верю, что потомок древнего и благородного рода, помнящего о чести и преданного короне, может заниматься… подобным. Сомнения есть. Я хочу, чтобы вы, Юанон, подтвердили их и нашли настоящего виновника… или, напротив, опровергли, если кражи действительно являются делом рук Ларисы. Время – до семи вечера этого дня, максимум – до восьми. Мы, руководство и профессора, готовы проконсультировать вас по вопросам, касающимся магии и самого Университета, но с остальным вам, увы, предстоит справляться самостоятельно. Ни у кого из нас нет навыков следователя, и тем более – чёткого знания о студенческих распорядках и обычаях. Вы давно хотели испытать свои силы и разум в серьёзном деле – что ж, вот она, ваша возможность. Дерзайте. Вопросы?
– Вопросов нет, – кивнул парень, – но есть две просьбы. А также несколько… штрихов, которые смогут сильно сузить круг подозреваемых. Рассказать?
– Давайте, – согласился син Ли, – но для начала необходимо вывести Ларису из зала.
– Нет, – качнул головой Кристоф. – Первое, о чём я хочу попросить – пожалуйста, пусть сегодняшний день она проведёт здесь, чтобы исключить возможность контакта с кем-либо из студентов… или преподавателей.
Лариса шумно выдохнула сквозь сжатые зубы. Крис порадовался, что девушка не владеет какой-нибудь особо жуткой разновидностью огненной магии – иначе такой взгляд испепелил бы его на месте, невзирая на золотые кандалы.
– Хорошо. А второе?
– Помните, как в прошлом году на территорию Университета проник василиск? Тогда студентам запретили покидать комнаты, но барьеры не были активированы. Еду доставляли с помощью магии, занятия приостановились. Такой режим длился два дня… Мне нужно нечто похожее. Сейчас нет и шести утра, верно? Вы успеете сделать объявление?
– Идёт, – син Ли размышлял недолго, – сделаем. Что с кругом подозреваемых?
– Я уже осмотрел дверь своей комнаты, – Крис откинул назад упавшие на лоб волосы, – и обнаружил слабый след магического взлома. Нечто подобное мог проделать лишь тот, кто владеет либо магией земли, либо преобразовательной магией, либо энергомагией. Предполагаю комбинацию с пространственной магией. Студент, вероятнее всего, с нашей кафедры, со второго курса. Впрочем, нельзя исключать другие варианты.
– Ясно, – проректор, явно довольный, улыбнулся. – Быстро, что от вас и ожидалось… Линдсен, пожалуйста, подежурьте сегодня в общежитии. Поможете Кристофу, если он попросит. Антонину мы временно переселили на другой этаж. Она напугана и не хочет, чтобы её беспокоили. Боится находиться в комнате, куда кто-то проник без её ведома. К сожалению, общение с ней запрещено – приказ ректора, всё во благо любимой внучки… Что-нибудь ещё?
– Вопрос к Ларисе, – парень спрыгнул со стола и приблизился к однокурснице. – Где ты потеряла шпильку?
– Какая разница? – девушка скривила губы. – Будто ты меня отмазывать собрался!
– Мне только что поручили расследование, – бесстрастно пояснил Крис, – и в твоих же интересах дать максимально подробный ответ.
– Хмф… В здании при полигоне, когда готовилась к практикуму по природной магии. – Лариса холодно взглянула на юношу. Кристофу показалось, что девушка смотрит на него сверху вниз, хотя на деле всё было совсем наоборот: она сидела, он нависал над ней. Кажется, допрашивать её бессмысленно. Тем не менее, попытаться надо, да поскорее, пока надменность и самоуверенность собеседницы не начали раздражать. Нельзя позволить недовольству превратиться в злость. – И что дальше?
– Небольшое уточнение. Ты всегда заплетаешь волосы в косу. Когда ты расплетаешь её и где?
Лариса возмущённо ахнула:
– Ты… Тебя манерам не учили? Да ты хоть понимаешь, что и у кого спрашиваешь?!
– Да, понимаю, – сохранять спокойствие становилось всё труднее, но пока Кристоф успешно скрывал эмоции. – Я задаю подозреваемой вопрос, ответ на который важен для расследования.
– А я не скажу, – высокопарно промолвила Лариса. – Столь нахальный интерес к представителю противоположного пола и более высокого сословия… Я не желаю ничего говорить и не собираюсь оправдываться. Но я невиновна. Выкручивайтесь, как хотите. Я не боюсь ваших допросов, господин следователь, – ядовито закончила она, подчеркнув голосом последние два слова.
Декан поморщился, будто проглотил лимон, но не посмел одёрнуть строптивую студентку. Старичок-проректор с любопытством воззрился на Криса, ожидая развязки.
– Жаль, – парень пожал плечами. – Я надеялся, ты облегчишь мне задачу. Значит, пойду окольными путями. Спасибо за сведения.
И, не оглядываясь, вышел в холл. Ещё пара реплик со стороны девушки – и маска спокойствия наверняка слетит, что совершенно некстати. Окольные пути в данном случае действительно гораздо проще.


***

План действий Кристоф накидал в уме довольно быстро. Сначала – осмотр комнат Антонины и Ларисы, далее – архив, затем – допрос тех, у кого могут оказаться необходимые сведения.
Но перед этим списком действий стоял один немаловажный пункт: отдохнуть. Крис успел поспать меньше четырёх часов и опасался, что утомление не лучшим образом повлияет на его работоспособность. Поэтому выпросил у дежурного охранника навороченные механические часы раздражающе-синего цвета и выставил будильник на девять утра. Воспользовавшись шансом, заодно одолжил универсальный ключ от студенческих комнат. Положил его в карман рубашки, застёгивающийся на пуговицу. Спать лёг, не раздеваясь, только дневник спрятал под подушку, а оружейный пояс оставил под одеялом, возле правой руки – пусть клинки будут поблизости, мало ли что. Громкое тиканье часов не раздражало – паренёк слишком устал, чтобы обращать внимание на слабый фоновый шум.
Будильник сработал в срок, зазвенев так громко, что почти наверняка поднял на ноги всё крыло. Кристофа шумный агрегат не просто разбудил, но и зарядил адреналином, мгновенно прогнав сонливость. От резкого, душераздирающего скрипа с лёгким позвякиванием, напоминающим звук коровьего бубенчика, Крис подскочил так, что едва не свалился с кровати, и поспешил выключить чудо техники. Нет, таким будильником он больше пользоваться не станет. Денег хватает, лучше купить нормальные часы, чтобы в дальнейшем не пересекаться с этим синим чудищем.
Сразу после стремительного подъёма Кристоф приступил к выполнению плана.
Как он и ожидал, комната Антонины оказалась заметно больше стандартной – как минимум двадцать квадратов вместо установленных четырнадцати. Стены не покрашены в серовато-синий, как везде, а оклеены совсем новыми обоями, светло-зелёного цвета с пышными чайными розами. Набор мебели тот же, что и в других студенческих спальнях – гардероб, комод, кровать, стол и стул, прикроватная тумбочка-столик. Всё – из красного дерева; скорее всего, делалось на заказ, хотя габаритами не отличается от казённого гарнитура.
Письменный стол, скрывающий тайник, стоит слева от входной двери, у стены. Волосы и шпилька найдены посередине комнаты. На чёрном ковре с коротким, но мягким ворсом даже серые пылинки отчётливо видны, не говоря уж о белом.
Итак. Зачем идти в середину помещения, если цель находится у входа, с другой стороны?
Крис попробовал сдвинуть стол с места. Получилось, но еле-еле: конструкцию здорово утяжеляла надстройка – полупустая, только невысокая стопка книг на нижней полочке. Должно быть, Антонина перемещала эту громадину при помощи магии. Физических сил на подобное действие ей, несомненно, не хватит.
Тайник обнаружился почти сразу – стоило ножке стола отъехать сантиметров на двадцать в сторону, как парень заметил узкую щель между паркетными досками. Ниша в полу оказалась совсем небольшой – дециметр в глубину, в длину – столько же, в ширину – около восьми сантиметров. Много вещей не поместится, а вот припрятать кошелёк с деньгами – самое оно.
Комната Ларисы представляла собой точную копию спальни Кристофа в зеркальном отражении: стол, комод и шкаф – слева, кровать и дверка в умывальную – справа. В ванную комнату юноша заглянул совсем ненадолго, отчаянно краснея, борясь с желанием провалиться сквозь землю от стыда и беспрестанно напоминая себе, что действует во имя правосудия. Правосудие получилось слишком уж бесцеремонным и бесстыдным: он, Крис, даже в комнаты матери и сестры никогда не входил без разрешения и уж точно не рылся в их вещах! Тем не менее, пареньку кое-как хватило выдержки на детальное изучение обоих помещений – мысль о том, что времени осталось мало, подстёгивала и не способствовала продолжительному самобичеванию и посыпанию головы пеплом.
Кристоф покинул комнату спустя сорок минут, озадаченно почёсывая затылок. Он не нашёл ни одного волоса девушки в её собственной спальне. Помещение выглядело нежилым. Неестественно идеальный порядок – ни пылинки, ни единой обронённой бумажки, все предметы находятся строго на отведённых им местах, большая часть вещей разложена по ящикам и полкам, столешница и поверхность комода вовсе пустуют. Если бы не расчёска на прикроватной тумбочке и неубранная постель, Крис бы всерьёз усомнился, что Лариса действительно живёт здесь.


***

В архив юношу впустили сразу же – син Ли заранее предупредил библиотекарей о возможном визите студента военно-магической кафедры. С поиском нужных материалов также не возникло проблем – все сведения о студентах были тщательно рассортированы по годам поступления и специализациям, да ещё и упорядочены по алфавиту.
Кристоф решил начать с личного дела главной подозреваемой, рассчитывая найти там что-то из ряда вон выходящее, но его ждало разочарование. Лариса Сейн Риициэль, наследница герцога Сейнского, единственный ребёнок в главной семье. Никто из родственников к колдовству не предрасположен. Помимо девушки, единственный в роду человек с магическими способностями за последние полвека – двоюродный брат бабки с материнской стороны, не из аристократов, умер в раннем возрасте. Причины – слабое здоровье и мощная, но неуправляемая энергетика, которая буквально сожгла своего хозяина изнутри. Нередкое в те годы явление, если верить учебникам по истории магических искусств. Отец Ларисы содержит несколько ювелирных мастерских, дела идут всё хуже, но семейство худо-бедно барахтается на плаву благодаря налогам горожан и немалым привилегиям. Поборы менять не планируется, поскольку на следующий год предсказан хороший урожай; размер выплат не менялся в течение двух десятилетий. Врагов нет, родовые проклятья не зафиксированы (по крайней мере, в письменном виде), члены семьи как минимум в течение этого века умирали исключительно своей смертью. Зацепиться не за что.
Каковы варианты мотива? Зависть? Чему завидовать? Почти убыточному производству? Вряд ли. Титулу? Древности рода? Вероятность есть.
Сборщики налогов? Да нет, им сейчас не на что жаловаться.
Горожане? То же самое. Если кто-то из них и замыслил недоброе, то найти его проще простого. В Университете Магии не так уж много студентов из Сейна, а посторонний в общежитие не проникнет.
Конкуренты?..
Кристоф приволок две стопки личных дел – кипа полностью завалила круглый столик у кирпичной стены – и принялся просматривать. Сначала ворошил тонкие листки, подшитые и просто вложенные в папки, без особого интереса. Потом, уже собираясь перелистнуть очередную страницу, резко замер. Перечитал несколько строк. Задумался. Почесал щеку кончиком карандаша, поморщился, когда деревяшка зацепила едва затянувшуюся царапину. Едва слышно хмыкнул – скорее довольно, чем неодобрительно – и, открыв дневник, начал писать.


***

Расставить папки по местам оказалось несколько сложнее, чем отыскать. Один из работников предложил свою помощь, но Крису пришлось отказаться – архивист закончил Университет в прошлом году, так что вполне мог дружить с кем-либо из студентов. Парень не собирался становиться заядлым параноиком, но в то же время опасался, что информация попадёт не в те руки. Чтобы увидеть последовательность действий юного следователя при поиске вора, достаточно заметить, чьи личные дела Кристоф просмотрел, а дальше будет просто.
Спустившись на первый этаж, Крис долго изучал расписание второго курса, сверяясь с копией плана территории Университета, сделанной для него сотрудниками архива.
Полигон, на котором проводятся практикумы по природной магии, находится в стороне от остальных площадок, в университетском парке. Путь оттуда до других зданий и территорий займёт как минимум четверть часа. Продолжительность обеденного перерыва – полчаса, но вчера лектор задержал весь второй курс на десять минут. На занятии присутствовали все – в кои-то веки! Затем влетел секретарь деканата, запер дверь и, пройдя вдоль рядов, раздал листы успеваемости. Бланки вручаются строго владельцу, их не оставляют на столах рядом с вещами отлучившихся из кабинета ребят и не поручают учащимся отнести бланк зазевавшемуся товарищу. Ушёл секретарь с пустыми руками, то есть никто из студентов не успел покинуть аудиторию после лекции. Раздача листов заняла около восьми минут.
Следовательно, осталось свободно двенадцать минут.
За двенадцать минут можно добраться от главного здания до площадки природников, а оттуда – до полигона воздушной магии, если использовать заклинания воздуха.
За двенадцать минут очень-очень быстрым шагом удастся дойти до стадиона практикумов по энергомагии, если в предыдущие дни стояла ясная погода. Любые осадки, даже незначительные, превращали тропинку в труднопроходимое болотце.
Последний раз дождь шёл четыре дня назад. Совсем слабый, даже зонт не понадобился. Поморосил минут десять – и перестал.
За размышлениями Крис не заметил, как добрался до общежития. В реальность его вернул немного болезненный удар в плечо и громкое «ой!» Парень дёрнулся от неожиданности и с недоумением уставился на Ханну, потирающую лоб.
– Не ушиблась? – машинально спросил Кристоф. И запоздало спохватился: – Что ты здесь делаешь!? Всем студентам запрещено выходить из комнат!
– Я знаю, но… – Ханна шмыгнула носом и неожиданно испуганным, севшим голосом спросила: – Что с Ларисой? Неужели она и вправду…
– Ханна, не сейчас. Помолчи, пожалуйста.
– … это не могла быть она! Лара с Тоней дружат! Лариса не могла ничего украсть у своей подруги! Не могла!
– Ханна, хватит.
– Здесь какая-то ошибка! Я не знаю подробностей, но это точно ошибка…
– Ханна, прекрати! Заткнись!
Окрик, которого не ожидали ни Ханна, ни сам Крис, мгновенно привёл девушку в чувство. Она выпрямилась, утёрла рукавом выступившие на глазах слёзы и упрямо заявила:
– Я не верю, что это Лариса. Поэтому хотела сделать хоть что-нибудь. Если тебе нужно уточнить какой-нибудь …
– Нужно, – кивнул мигом сориентировавшийся Кристоф, ухватил девушку под локоть и потянул в сторону лестницы. Холл казался не самым подходящим местом для разговора, требовалось срочно переместиться куда-нибудь, где беседу не подслушают. Например, в комнату Криса.
Войдя в помещение, юноша сразу подошёл к окну и задёрнул плотные тёмно-синие шторы. Затем, пройдя мимо замершей в центре комнаты Ханны, закрыл дверь на ключ. Разоружаться не стал, присел на краешек стола и вытащил из-за пазухи дневник.
Ханна, непонимающая и бледная, замерла напротив него ледяным изваянием – русые с лёгким рыжим оттенком волосы рассыпались по плечам, длинная косая чёлка оттенила лицо, прикрыв родинку на правой скуле, взгляд серо-зелёных глаз – в пол, руки бессильно опущены, нижняя губа прикушена острыми белыми зубками почти до крови.
– Успокойся. – Кристоф открыл дневник, стараясь не смотреть в сторону поникшей и растерянной девушки. Когда он видел худенькую, перепуганную студентку, которую сейчас придётся беспристрастно допрашивать, его сердце начинало ныть. – И сядь, пожалуйста. На кровать, на стул – куда удобно.
Ханна безмолвно шагнула назад и осторожно опустилась на край так и не заправленной постели. Ссутулилась, сжалась, словно пытаясь сделаться меньше. Крис лишь теперь заметил, что бедняжка дрожит, и с трудом подавил всколыхнувшийся в душе ужас. Что он сделал? Что он собирается делать, почему его однокурсница, не самый трусливый и робкий человек на потоке, сейчас трясётся от страха рядом с ним, своим ровесником, таким же рядовым студентом?
Оставить эмоции. Позже. Всё – позже.
– Не волнуйся, – Кристоф покрутил в пальцах карандаш, пытаясь собраться с мыслями, – я просто хочу задать несколько вопросов. Улика против Ларисы всего одна, и та весьма… шаткая. Вероятность того, что подозреваемая невиновна, достаточно высока, но…
Ханна порывисто подняла голову. Ладони, безвольно лежавшие на коленях, сжались в кулаки.
– … но это не отменяет поисков вора, – закончил Крис. – Я практически уверен в том, что настоящий… гм… виновник произошедшего специально подставил её.
– Значит… – девушка попыталась привстать, но, взглянув в лицо юноше, почему-то смешалась и села обратно.
– Итак, – Кристоф поёрзал, устраиваясь поудобнее, – первый вопрос. Пожалуйста, отвечай… м-м-м… с толком. Ничего лишнего, только факты, но не упуская деталей. Вы с Ларисой, насколько я понял, давно знакомы?
– Д-да. Подружились, когда готовились поступать в Магический Лицей. Тогда герцог отправил Ларису в Пелла Асиму, чтобы она привыкла к столичной жизни и научилась жить без его поддержки. Мы с Ниной родились и выросли здесь, но виделись очень редко. Познакомились с Ларой на вечере в честь юбилея ректора. Герцог Сейнский и мои родители решили не отдавать нас в школу, а нанять индивидуальных преподавателей, а потом, после изучения программы, устроить выпускной экзамен в присутствии представителей Лицея и Университета. Чтобы мне… ну… нам не было скучно, занятия проводились одновременно для троих: Ларисы, Антонины и меня. Семьи поделили расходы поровну. Но я больше общалась с Ларой, с Ниной мы как-то… – Ханна запнулась и вцепилась пальцами в подол форменной юбки.
– Не сошлись характерами, – подсказал Крис. Девушка чуть покраснела и кивнула:
– У-гм.
– Ясно. Второй вопрос. Скажи, Лариса всегда заплетает волосы в косу?
– Да, на весь день, – удивилась Ханна, – но какое отношение это…
– А на ночь?
– Конечно, нет, – ответ быстрый и чёткий, похоже, студентка приноровилась к характеру беседы. – Расплетает, моет и расчёсывает волосы каждый вечер, на ночь убирает их под шапочку. Утром заново делает причёску, а выпавшие волосы сжигает. В семье Лары есть предание о прародительнице клана Сейн, деве с длинными волосами. Какой-то колдун, не сумевший добиться от защитницы права войти в цитадель Сейнских, затаил обиду. Во время следующей встречи он срезал у основательницы прядь её длинных прекрасных волос и провёл некий обряд, вскоре после которого эта девушка умерла. Поэтому все женщины Риициэль… ну, так Лариса сказала… они стараются стричь волосы коротко. Или же делают такие причёски, чтобы недоброжелатель не смог выдернуть и вытащить даже один волосок длиннее среднего. Конечно, мало кто верит в правдивость легенды, но всё же… Это стало настолько незыблемой традицией, что у них даже мыслить боятся о её нарушении.
– Ага, – нахмурился Кристоф. – То есть Лариса распускает волосы только в своей комнате?
– В ванной. По спальне ходит уже в шапочке или с заплетённой косой… Ах! – Ханна, испуганно вскрикнув, прижала ладонь к губам.
– Что? – встрепенулся Крис.
– Она переделывает причёску перед практикумом по природной магии, в раздевалке при полигоне, – девушка опустила голову и сцепила руки в замок. На тыльных сторонах ладоней остались красноватые дорожки от ногтей. Речь её ускорилась, но голос задрожал. – Это позволяет лучше чувствовать потоки энергии природы. Лариса снимает все двенадцать шпилек, которые держат волосы, затем наполовину расплетает свою косу. Ленту оставляет в комнате при полигоне. Шпильки заворачивает в платок и кладёт на самое дно сумки, которая пристёгивается к оружейному поясу. Когда тренировка заканчивается, первой заходит в это помещение и осматривает пол, не осталось ли волос. Но на занятии Лара за причёской почти не следит, кажется. Наверное, не верит, что тут ей грозит какая-нибудь опасность. Да и трава на полигоне высокая, по колено. Я один раз медное колечко обронила, но так и не нашла. Это едва ли реально, в такой-то поросли.
– Понятно. Её семья сейчас… как?
– Беднеет, – вздохнула Ханна, – но Лариса, конечно, закончит обучение в Университете раньше, чем они разорятся до уровня простых купцов. А дальше, вероятно, всё образуется…
– Почему ты так решила?
– Родители сказали, – однокурсница слегка пожала плечами, – и велели продолжать дружить с Ларисой и впредь. Мой дядя, брат отца – старший в одной из мастерских её родителей. Так что здесь замешана и честь рода, и, как говорят у нас, простые человеческие чувства. Ко мне семья Лары всегда относилась по-доброму. Я не могу отплатить им чем-то иным.
– Что ж… Спасибо, Ханна, – кивнул Кристоф. – Ты меня здорово выручила. И меня, и Ларису. Сейчас, пожалуйста, возвращайся в комнату… нет, стоп. Я сам провожу тебя туда…
Девушка смущённо потупилась и залилась краской.
– … иначе не буду уверен, что ты действительно пойдёшь к себе. Только самовольных действий со стороны однокурсников мне не хватало, – закончил парень.
Ханна, явно обиженная замечанием однокурсника, не проронила ни слова, пока Крис шёл рядом с ней по коридору. Дверь её комнаты закрылась с таким хлопком, что юный следователь подпрыгнул от неожиданности, чуть не выронив дневник.
Не слишком-то удачно пообщались, подумалось ему. Наверное, потом придётся извиниться. Впрочем… его дело почти окончено.
Оставалось дополнить картину несколькими штрихами.
Кристоф развернул план этажа и огляделся в поисках нужной двери.


***

Перечень вопросов, которые Крис задавал включённым в список ребятам, не отличался ни на йоту. У каждого из студентов он узнавал о предрасположенности к магии, посещаемости пар, основном занятии семьи и вероятных недругах. В целом, ответы совпадали со сведениями из архива и наблюдениями самого паренька. Только Лиз, изучающая магию воздуха, так и не призналась в прогуле последней тренировки, да Фред забыл о причине опоздания на вчерашний практикум.
К тому моменту, когда Кристоф закончил со сбором информации и отправился к полигону магов природы, солнце успело проделать большую часть пути по небесному своду и теперь повисло над крышей центральной башни Университета. Тонкий, острый шпиль словно рассек оранжевое светило на две идеально ровные половинки. Парень, щурясь, с трудом рассмотрел искомую тропинку в ослепительной мешанине бликов и ярких лучей.
Шёл он быстро, порой переходя на бег – уже смеркалось, а территория Университета ночью не освещается. Если он промедлит, к общежитию придётся возвращаться в темноте.
На сам полигон юноша заходить не стал – декан выдал ему дубликат ключа от подсобки, через которую можно пройти в студенческую половину домика. Протиснувшись мимо многочисленных ящиков, коробок и вороха садового инвентаря, следователь остановился на пороге помещения, служившего раздевалкой.
Комната напоминала террасу – сплошное узкое витражное окно, тянущееся вдоль трёх стен, несерьёзная дверь из фанеры, с проёмом, заполненным мелкими узорчатыми стёклышками. Стены и потолок – тёмного дерева, пол же застилали светлые берёзовые доски. На таких обнаружить волосок светлого цвета крайне затруднительно. Впрочем, если использовать пространственную магию, одновременно с помощью энергомагии ища обрывки энергетических нитей… Пара минут работы в тишине, вне чьего-либо поля зрения – и дело сделано. А шпилька заметна и невооружённым глазом, всё-таки не самый маленький предмет.
Крис резко развернулся на каблуках и вышел из подсобки. Закрыв дверь на ключ, стремительным шагом направился в сторону Университета, но спустя несколько десятков метров перешёл на бег.
Времени до отбоя совсем немного, а разгадка близка. Осталось только предупредить деканат и проректора – пусть будут наготове – после чего начать последнюю проверку, которая почти наверняка поставит точку в поисках… или, по крайней мере, добавит пару-тройку новых подозреваемых, среди которых, несомненно, окажется сам воришка.


@темы: Альянс, ориджинал, тексты

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Большая Тетрадька

главная