11:29 

Дело об украденной бандане. Часть 1

Рейга
Довольно много получилось, так что вынужден разбить мини-повесть на три части ^^'
Если призадуматься... это, получается, моя первая попытка написать нечто вроде детектива. Они, оказывается, очень трудно даются! Не припомню, чтобы какое-либо другое сочинение отнимало столько сил. По количеству правок и переделок - тоже рекорд, кажется...

Бандана пропала в третий день после осенней вехи.
Накануне Кристоф, одержав победу в долгих препирательствах с деканом, смог добиться выдачи пропуска на особую полевую практику третьего-четвёртого курсов по военной подготовке. Такого рода занятия проводились не на университетском полигоне, а за городом, в не приспособленных для безопасных тренировок локациях. Попасть на подобные учебные мероприятия было нелегко, даже старшекурсников допускали не всех – отбирались лучшие из лучших. Зато один «боевой» выезд стоил десятка стандартных уроков – на них создавалась настоящая, хоть и не слишком серьёзная, угроза жизни и здоровью, что вынуждало студентов использовать свои умения и навыки непрерывно и на полную катушку. Крис с колоссальным трудом убедил кураторов, что способен если не вернуться целым и невредимым, то, по крайней мере, не покалечиться всерьёз. Теперь пареньку предстояло провести ночь в развалинах древней крепости вдали от Университета, за городской стеной, то и дело отражая атаки противников на пути к финишу – уцелевшей центральной башне.
Кристоф покинул комнату в восемь часов вечера, захватив учебное оружие, аптечку и флягу с водой. Бандану надевать не стал, поскольку боялся испачкать или, того хуже, порвать её. Просто собрал волосы в хвост и заколол чёлку парой шпилек, чтобы не падала на глаза. Вернулся парень в шесть утра, пошатывающийся от усталости, но довольный – ему удалось добраться до финишной черты четвёртым, а по пути ещё и одолеть двух ребят с четвёртого курса. Цена за победу оказалась невелика: забинтованное запястье, онемевшее после блока необычайно сильного выпада противника, ушибленное при падении колено и глубокая царапина на щеке, оставленная какой-то острой железякой, торчавшей из стены и незаметной в темноте.
Бросив снаряжение у порога, Крис упал было на кровать, но вспомнил, что через полтора часа начнутся занятия. Значит, нет смысла ложиться спать – подъём совсем скоро. Лучше умыться водой похолоднее и выпросить у повара утренний кофе, чем безуспешно пытаться заснуть. Паренёк кое-как стянул с волос заколки, шлёпнул ладонью по прикроватной тумбе, где оставил бандану перед уходом, но рука нащупала только полированную деревянную поверхность столешницы.
Позёвывая и вяло бормоча ругательства, Кристоф обшарил всю комнату. Искал предельно тщательно. Помимо лёгкой мебели вроде комода, не поленился отодвинуть массивный стол из варёного дуба примерно одного с ним самим веса, и даже широкую кровать с балдахином. Последний подвиг потребовал воистину нечеловеческих сил – юноше подумалось, что такое титаническое напряжение равносильно позволению игнорировать утреннюю зарядку как минимум полторы декады, аналогичная нагрузка на мышцы уже дана.
Бандана так и не нашлась.
Тогда Крис решил перейти, как он назвал это мысленно, к «следующему этапу». Студент внимательно осмотрел спальню на предмет каких-либо изменений, иными словами – улик. Окно закрыто наглухо, как и вечером, отпереть его снаружи невозможно, да и забраться на пятый этаж по отвесной стене – задача не из лёгких. А вот через дверь кто-то проходил – коврик у порога немного сместился вправо. Сам Кристоф сдвинуть половик никак не мог, поскольку имел привычку перепрыгивать его – парень постоянно отрабатывал прыжки в длину, которые плохо давались ему на первом курсе. Даже сегодняшнее утро не стало исключением. Результат, к сожалению, не впечатлил, зато прошлым вечером удалось махнуть аж на двести сорок сантиметров, вплотную подобравшись к верхней границе норматива.
Замки в дверях студенческих комнат отличались незначительно; в каморке охранника, вспомнил Крис, над столом висит универсальный ключ от всех жилых помещений общежития. Значит, небольшого изменения формы стержня достаточно, чтобы получить возможность открыть чужую спальню, а из этого следует, что подозреваемых немало. Слишком много в одном здании одарённых ребят, владеющих различными способами трансформации предметов, в том числе сравнительно простыми. Скольким студентам это под силу? Без использования магии непосредственно в момент открытия двери – примерно каждому второму, прикинул Крис, доставая из комода запасную чёрно-красную бандану. Ту, украденную, ему вручила Альта перед выпуском из Лицея. И он непременно вернёт столь памятный подарок. Иначе будет стыдно смотреть в глаза однокурснице при следующей встрече.


***

Кража стала не первой за этот учебный год. Перед прошлыми сдвоенными выходными, насколько Крис помнил, Даля Приауз рассказывала о пропавшем зеркальце, которое ей подарила мама на тринадцатилетие. За два дня до этого Эдгар ур Бренпордт возмущался, что кто-то стащил из его комнаты замечательный складной нож из настоящей тайнтской стали. Накануне Серафима Винтхорн громко причитала, пытаясь отыскать новый шерстяной платок, расшитый диковинными цветами – работу её кузины, одной из лучших вышивальщиц Лаяты. Не обнаружив его на положенном месте, она громко разрыдалась прямо посреди коридора, чем перебудоражила почти всех жильцов не только этого, но и соседних этажей. Голос у Серафимы был под стать её матери, известной оперной певице. По крайней мере, громкостью не уступал.
Кристоф порадовался своей привычке вести дневник, но сведений всё же явно недоставало, а какой-либо дополнительный источник информации, достаточно полный и внятный, в поле зрения пока не попался. Конечно, можно пойти к декану или старшему куратору, попросить разрешения… провести… расследование? Слишком громко и помпезно сказано. Предложить свою помощь, показать заинтересованность в разоблачении вора. Вот. И попытаться выведать хоть что-нибудь.
Но не скажешь же, что поднял суматоху из-за исчезновения банданы. Стыдно как-то, несолидно. Да и не поверят.
Сейчас Крис – один из полусотни студентов второго курса Военно-магической кафедры. Магические показатели у него весьма хороши, а вот с физическими дела обстоят хуже. Боязнь высоты и неспособность ловко обращаться с тяжёлым оружием заметно портят табель успеваемости, в остальном выглядящий настолько недурно, что кураторы позволяют старательному студенту посещать дополнительные занятия последнего, четвёртого, курса. Проявляли усердие в учёбе здесь практически все. В образовательном процессе присутствовал изрядный соревновательный элемент, имелась продуманная система поощрений. Кристоф быстро сполз бы к середине списка успеваемости, если бы не успехи в пространственной магии и способность блокировать воздействия на разум.
Хотя… быть может, если ему удастся обнаружить воришку, это как-нибудь да зачтётся? Наверняка. Да и практиковаться надо. Раз Крис хочет стать следователем, значит, ему пора тренировать свой разум в этом направлении…
М-да. Первый аргумент – оправдание, которое вряд ли придётся по душе кому-либо из наставников. Зато второй есть перед кем озвучить.
Куратор Линдсен, вот кто ему нужен. Довольно молодой, ненамного старше своих студентов, преподаватель энергетической магии в первый же учебный день оповестил студентов, что со всеми возникающими вопросами не возбраняется обращаться к нему. Конечно, можно объяснить сложившуюся ситуацию любому из педагогов, но договориться о максимально выгодных условиях проще именно с Линдсеном, который весьма азартен и ещё хорошо помнит свои студенческие годы. Энергомаг, несомненно, подсобит и не выдаст, если что-то пойдёт не так. К тому же они с Крисом неплохо знают друг друга – четыре часа магической практики в неделю способствуют знакомству более глубокому, нежели поверхностное. Студент Юанон у Линдсена на хорошем счету, так что куратор не станет торопиться с докладом деканату о необычном интересе второкурсника к случаям краж в общежитии.
– Кристоф Юанон! Извольте не отвлекаться!
– Прошу прощения, – Крис выпрямился, лишь сейчас сообразив, что последние две-три минуты не только не записывал, но даже не слушал рассказ преподавателя. Плохо. Отправиться на поиски Линдсена следует именно после этой пары, во время увеличенного перерыва, а сейчас – сосредоточиться на лекции, на текущей лекции, а не на смутном будущем…
– Что ж, – суровый взгляд пожилого преподавателя не сулил ничего хорошего, – тогда, может, вы, Юанон, объясните поэлементную зависимость магии от вех года?
– В период плюс-минус сорок пять дней от зимней вехи ввиду наличия большого количества водных элементов в окружающей среде особенно хорошо работает водная магия, – паренёк едва не пожал плечами, но сдержался: сведения по заданному вопросу он почерпнул ещё в лицейской библиотеке, но показывать это – не самая здравая мысль. – В аналогичный промежуток у весенней вехи – магия земли, поскольку природа пробуждается от водной скованности. Окрест летней вехи усиливается огненная магия, зависящая от солнца, любящая высокие температуры и раскалённые поверхности. Время магии воздуха – плюс-минус сорок пять дней от осенней вехи, когда увеличиваются мощь и дальность ветров. При использовании не активных, а пассивно действующих заклинаний важен период от вехи стихии до следующей вехи. С энергомагией, техномагией, магией природы и преобразовательной магией проще управляться в весенне-летний период, когда потоки жизни ускоряются. В холодное время года её ток замедляется, легче даются пространственная, временная, магия разума и обрядная магия, которые подразумевают манипуляции со слоями, находящимися вне непосредственно физической действительности. Также…
– Довольно, – прервал преподаватель, – я вижу, вы неплохо знакомы с вопросом, Юанон, но это – не причина пропускать мимо ушей то, о чём я рассказываю во время занятия.
– Прошу прощения, – склонил голову Кристоф.
Едва разум расслабился, взяв передышку в напряжённых утренних размышлениях, захотелось спать. Всё-таки бессонные ночи не способствуют учебным успехам.
«Линдсен, – решил Крис, – я обязан найти Линдсена. Ну же, сосредоточься, трижды прокрути в голове реплики будущего диалога, иначе можешь упустить что-нибудь важное. Жаль, за кофе мне теперь не успеть».


***

Линдсена удалось заметить в противоположном конце галереи. Благодаря довольно большому, под метр девяносто, росту при значительной худобе и длинным медным волосам куратор резко выделялся в толпе студентов, только что вывалившихся из Второго Большого лектория. Поскольку мужчина собирался удалиться в преподавательское крыло этажа, куда учащиеся не имели права заходить, пришлось бежать очень быстро, ещё и крикнуть на ходу:
– Подождите, пожалуйста!
Линдсен повернул голову, слегка кивнул и встал за колонной, в нише, чтобы не мешать оживлённому коридорному движению. Кристоф добрался до куратора спустя десяток секунд изрядно запыхавшимся, на ходу поправляя сползшую бандану.
– Вас нечасто приходится видеть настолько… торопящимся, Юанон.
Наставник оставался спокойным и бесстрастным, его голос не выдавал эмоций, но Крис был уверен, что Линдсен заинтересован причиной спешки студента.
– Мне нужно с вами поговорить. – Кристоф выпрямился, потерев ушибленное ночью колено, которое так некстати решило разболеться. – По поводу краж.
– Полагаю, этот разговор не для ушей студентов, – нахмурился преподаватель, – мало ли что… Идёмте.
Вслед за куратором парень вошёл в опустевший лекторий. Линдсен окинул глазами аудиторию, убедился, что внутри больше никого нет, и закрыл за Крисом дверь, для пущей надёжности дважды провернув ключ в замочной скважине. Присел на край ближайшей парты, пристально взглянул на студента сквозь овальные очки в тонкой позолоченной оправе:
– Слушаю.
– Я…
– У вас что-то украли, Юанон?
– Да, – Кристоф замялся, опустил голову. Под бдительным взором светло-карих глаз преподавателя ему стало немного не по себе, но иметь дело с Линдсеном было гораздо, гораздо проще, чем вести беседу с любым другим куратором. – Бандану. Обнаружил сегодня утром, когда вернулся с ночной практики.
– Дверь за собой запирали?
– На ключ, как положено. И окно – наглухо.
– Хорошо. Я зафиксирую случай и…
– Я хотел бы попросить вас ещё кое о чём, – резко перебил Линдсена Крис.
Преподаватель то ли не обратил внимания, то ли притворился, что не заметил бестактности. Чуть наклонился вперёд:
– О чём же?
– Вы ведь знаете, почему я поступил именно на военно-магический профиль? – Кристоф начал издалека.
– Обычно это делают молодые люди, мечтающие о приключениях, – в голосе Линдсена проскользнуло сочувствие, – но вы не из таких, это видно. Чувствуется, что у вас, Юанон, есть чёткая цель, в отличие от большинства обучающихся здесь.
– Да, – кивнул Крис, – я хочу стать следователем. Это моя мечта ещё с раннего детства. Поэтому для меня кражи в общежитии – не только неприятные происшествия, но и возможность попрактиковаться, от которой я не в силах отказаться. Такого шанса больше не представится, понимаете? Вы позволите мне помочь в поисках вора? Пожалуйста!
– К сожалению, – Линдсен недовольно поморщился, – расследование как таковое не ведётся. Декан считает происходящее всего лишь студенческими шалостями. Для него успехи в образовании и научной деятельности важнее, гм, мелких инцидентов, не мешающих учебному процессу. Так что вряд ли преподавателям будет дело до ваших поисков. В случае чего вашу… посильную помощь вполне реально счесть небольшой, гм, прихотью, чем-то вроде мимолётного интереса. Причин волноваться нет. Действуйте так, как считаете нужным, в рамках Устава, разумеется.
– Большое спасибо!
Кристоф, которого вначале смутили слова куратора об отношении деканата к воровству студенческого имущества, всё же быстро ухватил суть. Ему позволили заняться поисками злоумышленника! Ощущение эйфории, тем не менее, стремительно схлынуло. Паренёк вынудил себя переключиться на деловой лад и сосредоточиться на следующем шаге.
– Хорошо, – Крис плюхнулся на чуть скошенную столешницу кафедры и достал из портфеля дневник. В маленьком кармашке на корешке книжицы очень кстати обнаружился заточенный карандаш. – Мне требуется список тех, кто стал… ммм… жертвой вора. Также я хотел бы знать, у кого из них что пропало, в какое время… да, и номера комнат.
– Хм, – преподаватель поправил очки, – разумеется, эти подробности мне известны. Пострадавшие студенты сообщали о произошедшем кураторам, а те оставляли докладные записки в деканате. За сортировку этих бумаг отвечают один из заместителей декана, его секретарь и я. Копии докладных у меня с собой. Я готов ими поделиться. Но…
– Обещаю, что не стану сообщать эту информацию кому-либо ещё и понесу ответственность за её сохранность, – Кристоф мигом сообразил, к чему клонит куратор.
Линдсен вытащил из своей связки книг и записей ярко-красную папку:
– Всё здесь. Можете перекатать, но не увлекайтесь. Даю вам семь минут, Юанон, и напоминаю, что жду вас на практике по энергомагии после обеденного перерыва. Не вздумайте опаздывать.
– Непременно приду вовремя. Спасибо! – Крис торопливо, слегка подрагивающими от нетерпения пальцами развязал папку. Стопка листов оказалась не слишком маленькой, но задачу облегчило одинаковое оформление документов, а также то, что все основные сведения были указаны в шапке каждой докладной. Управиться с переписыванием за семь минут несложно, а позже он разберётся, что к чему.


***

– Простите, господин Линдсен, я опоздал!
Кристоф тряхнул головой, отгоняя сонливость – после занудной лекции по истории и обеда желание хоть немного подремать стало почти непреодолимым. Но нет. Нельзя. Завтра выходной, завтра он отдохнёт, а сейчас надо следить за ходом занятия.
– И далеко не впервые, Фойнт. Будьте пунктуальней. В следующий раз мне придется доложить о ваших регулярных дисциплинарных проступках в деканат.
– Прошу прощения, – буркнул запыхавшийся Фред Фойнт, основательно сложенный парень, несколько ниже преподавателя, но заметно шире того в плечах. Коротко стриженая голова слегка склонилась в знак извинения, но насмешка, игравшая на губах, говорила: нарушитель ни капельки не раскаивается.
Линдсен окинул взглядом свою небольшую группу: Крис, Фред, пухлая смешливая Лиз, изящная Антонина с выражением крайней сосредоточенности на миловидном лице, веснушчатый, неизменно растрёпанный Нико и чуть сутулый Зейн, сильно щурящий глаза – похоже, круглые очки в украшенной узором роговой оправе не слишком улучшали его зрение.
– Что ж, насколько я вижу, все на месте. Начинаем практикум. Сегодня вам предстоит усовершенствовать своё мастерство управления энергетическими нитями. Отработка – в паре. Фред, берёшь в напарники Зейна. Нико – с Лиз. Кристоф – с Антониной. Ваша задача – дотянуться заклинанием до противника и обездвижить его, при этом не позволить оппоненту добраться до вас и остановить ваши же нити… Готовность – двадцать секунд.
Это упражнение требовало концентрации и хорошей реакции. Ни тем, ни другим Кристоф похвастать сейчас не мог: мысли крутились вокруг загадочного вора (или воров?), да и ночь тренировок ощутимо сказывалась на самочувствии и собранности. Парень встал напротив Антонины, закрыл глаза и пустил в пространство несколько десятков коротких, очень плотных энергетических обрывков, готовых в любую секунду растянуться до полноценных нитей.
– Четыре… Три… Два… Один… Вперёд!
Крис догадывался, какую тактику собирается использовать Антонина. Девушка с лучшими в группе показателями по энергомагии предпочитала прямые атаки в лоб, зная, что никто не сумеет противостоять таким ударам. Верно, пытаться отбить созданное из десятков ниточек-жилок копьё, летящее со скоростью пущенной из хорошего револьвера пули, рискованно и глупо. Но почему бы не отклонить его, совсем чуть-чуть? Парень качнулся в сторону, заклинание противницы просвистело над его левым плечом, едва не задев ухо. Паршиво. Просчитывать расстояние и направление столь стремительного выпада, оказывается, тяжело. Да и усталость мешает. Но отступать нельзя.
Кристоф не стал изобретать велосипед – воспользовавшись промежутком времени, требующимся Антонине для остановки энергетического копья, он простонакинул свои нити на её пальцы, обмотал вокруг запястий и затянул потуже. Девушка поморщилась от боли – энергетические путы больно стиснули её руки. Синяков после такого захвата не избежать.
Следующим магическим приёмом парень сбил однокурсницу с ног – обвил несколько энергонитей вокруг её лодыжек и хорошенько дёрнул. Лишённая возможности быстро сотворить новое заклинание Антонина не успела контратаковать. Спустя несколько секунд нити Криса спеленали её, подобно волокнам кокона, и полностью сковали движения.
Такая резкая затрата энергии не прошла для юноши даром – голова закружилась, немного повело в сторону. Парень пошатнулся, что не укрылось от зоркого Линдсена.
– Неплохо, Кристоф, но слишком резко. Нужно больше точности. И не расходуйте силы так щедро – себе же навредите.
– Прошу прощения, – выдохнул Крис, потирая висок, – постараюсь, чтобы этого не повторилось.
– Вы ведь сегодня присутствовали на ночном практикуме старших курсов, я прав? Успели выспаться? – Ни грамма сострадания ни в интонации, ни во взгляде, но Кристоф чувствовал, что куратору жалко измотанного студента.
– Я не ложился. Но не волнуйтесь, я чувствую себя хорошо и могу заниматься дальше.
– Тогда продолжим, – кивнул преподаватель. – Так, Фред и Лиз неплохо справились. А вам, молодые люди, стоит поучиться устанавливать верный прицел для заклинания! Смена пар. Кристоф против… хм-м, против Зейна. Лиз – с Антониной, Фред – с Нико. Готовность – пятнадцать секунд!..


***

Крис надеялся, что ему удастся передохнуть во время практики по фехтованию, но не тут-то было. Именно сегодня преподавателю приспичило устроить серию поединков «стенка на стенку». Забинтованное запястье вскоре разболелось настолько, что юноше пришлось банданой примотать к ладони рукоять меча. Получился существенный проигрыш в подвижности, зато никто не выбьет оружие из рук.
Рядом недовольно кривилась Антонина, которой магия нравилась куда больше рутинной строевой подготовки.
– Тьфу! – выпалила раздражённая студентка после очередного проигрыша, снова лишившись меча и выронив кинжал за компанию. – Паршивые клинки! Ими невозможно драться! Завтра же поеду за новыми!
– Оружие сейчас стоит недёшево, – заметил Эдгар, – к тому же тогда тебя не допустят на боевую.
– Ха! Денег у меня более чем достаточно, мой отец подарил мне целый кошель ко дню рождения! И, разумеется, меня не отстранят от занятий из-за такой мелочи, как меч без университетского герба! – важно провозгласила Антонина.
– Нина, – низенькая, худенькая, остроносая Ханна осторожно тронула однокурсницу за плечо, – не надо так кричать, пожалуйста. Ректор… твой дедушка может рассердиться, если узнает о твоей идее.
– Хмф, – Антонина сердито передёрнула плечами. Когда Фред протянул ей обронённые клинки, она поджала губы, но оружие всё-таки забрала.
Кристоф едва слышно вздохнул. Неуклюжие железяки, выкованные специально для студенческих практик, тяжеловаты даже для него, но вряд ли армейские мечи будут легче местных. Значит, нужно привыкать к их весу уже сейчас. Ох, как же хочется спать…


***

По окончании учебного дня, не поужинав, Крис вернулся в комнату; проигнорировав тренировочный прыжок, проковылял вглубь и с размаху упал на кровать. Паренёк был уверен, что уснёт сию же секунду, ещё до того, как его голова опустится на подушку. Но глаза не желали смыкаться; перегруженные на пробежке ноги слегка побаливали, давая понять, что стоит хотя бы разуться, пряжка оружейного пояса впилась в живот, её неприятный холод чувствовался даже сквозь ткань рубашки. Кристоф скинул сапоги, вылез из колета, расстегнул кожаный ремень, так и не отцепив ножен. Всё покидал на пол, стянул бандану с ноющего запястья и замотался в толстое гобеленовое покрывало.
Но сон, столь желанный, преследовавший весь день, не шёл. В голове продолжали крутиться мысли о кражах и личности загадочного вора. Поворочавшись минут десять и смирившись с тем, что отдых пока не светит, парень приподнялся на локте, вытащил из портфеля дневник и открыл страницу с последними записями.
Строго говоря, эта книжица не являлась дневником в традиционном понимании этого слова. На первую страницу Крис приклеил лист из старой школьной тетради – тот самый, на котором записал начальные сведения о магии и Альянсе, полученные от Алтеро во время первой встречи. Далее шла информация о Лицее и Академии, всевозможные схемы, инструкции и пояснения, которые, по мнению юноши, могли пригодиться в будущей работе. Конечно, однажды он запомнит всё это наизусть, но пока применять знания и навыки следователя не на чем и негде.
Примерно год назад Кристоф начал фиксировать на бумаге все факты, бросавшиеся ему в глаза, и мелкие события, отличавшие один день от другого. Пометок за сегодняшний день было пять: очередной приступ вспыльчивости у Антонины, обмолвившейся о своём желании купить учебные клинки на свои деньги; опоздание Фреда; окончание практикума по водной магии на две с половиной минуты раньше положенного; раздача листов успеваемости после окончания предобеденной лекции и пропажа его, Криса, банданы из запертой комнаты.
Отправной точкой, решил парень, следует считать сведения, полученные от куратора Линдсена.
Список пострадавших от краж впечатлял – Кристоф стал двадцать первым. Похищались, как правило, мелочи, оставленные студентами на столах, незастеклённых полках или комодах. Несколько раз вещи исчезали из шкафов, но лишь те, что лежали с краю. Ни один из сворованных предметов не представлял достаточно большой ценности. У одного студента стащили красивую чернильницу, у другого – походную флягу… Самой дорогой утратой оказался шерстяной платок, который Серафима Винтхорн повесила на спинку стула.
Одну закономерность Крис нашёл сразу – строгое чередование женских и мужских спален. При этом загадочный воришка действовал исключительно на пятом этаже, где находились комнаты второкурсников военно-магической и целительской кафедр. На территории студентов-врачей было зафиксировано двенадцать краж. Разок заглянув в комнату военного, преступник принялся таскать вещи у медиков, далее начал захаживать то в левое, то в правое крыло здания и, наконец, четырнадцать дней назад окончательно обосновался в правом крыле, занятом группой, в которой учился Кристоф. Следовательно, виновник почти наверняка учится на втором курсе военно-магической кафедры. Будущие доктора, как юноша узнал на первом курсе, обучаются обрядовой и природной магии, пригодной лишь для целительства, никак не для вскрытия замков.
Приглядевшись, Кристоф заметил ещё одну деталь: преступления происходили в среднем пять раз за декаду, всегда – по учебным дням или во время дополнительных занятий. Пропажа обнаруживалась, как правило, после пар. У двоих ребят, порой посещающих ночные практики, вещи похитили поздно вечером или ночью. Всплесков магической энергии за последние несколько десятков дней в общежитии зафиксировано не было. Значит, если магия применялась, то в малых количествах, что значительно сужало перечень возможных заклинаний.
Преступник не использовал отмычки и слепки – соответствующие следы отсутствовали; Крис не поленился осмотреть замок через лупу, прощупать энергетику двери и проверить подпространства. Магическое воздействие чувствовалось, но совсем слабое, установленные в общежитии датчики даже не сумели его зафиксировать.
Итак, какая ветвь колдовства подойдёт для такой манипуляции?
Огненная? Нет. Тут она ничем не поможет.
Водная? Аналогично. Разве только изо льда или воды копию ключа сделать. Но эта операция слишком тонкая, если кто-то из второкурсников и попробует её проделать, то, вне всякого сомнения, потратит много сил.
Воздух? Не выйдет. Сгущение до плотности металла, при этом повернуть крайне нестабильный ключ, не покорёжив механизм… Невозможно.
Земля?.. Хм. Плюс один. Воспользоваться магией металла для изготовления дубликата ключа – если чуть-чуть переделать собственный, то сил уйдёт ничтожно мало. Предельно простое действие. Он, Кристоф, научился трансформации металлов ещё в Лицее.
Временная магия? Маловероятно. Второкурсники едва начали осваивать принципы построения алгоритмов, не говоря уж о создании печатей.
Пространственная? То же самое. Она годится, чтобы узнать форму ключа, но не более того. Учесть нужно, но условие недостаточно. К тому же, перемещение по иным слоям оставляет зацепки, которые нельзя не почувствовать. Магию пространства Крис знал куда лучше своих однокашников.
Техномагия и обрядовая магия – нет. Они бы непременно оставили заметные следы энергетики.
Энергомагия… Да, если создать довольно прочные, но очень тонкие нити. Плюс один.
Преобразовательная – плюс один. Трансформация ключа или изготовление копии вполне могли иметь место.
Природная магия – нет, деревянную дверь бы основательно покорёжило.
Магия разума – тоже нет. В этой области она бесполезна.
Итого – три основных варианта. С учётом того, что для операции по вскрытию замка требуется углублённое изучение одного из перечисленных видов магии, получается тринадцать… нет, четырнадцать основных кандидатур в преступники, но это не означает, что остальных жителей правого крыла пора списать со счетов. Нет. Подозревать придётся всех, не делая упор на одну версию – в учебнике тактики Кристоф вычитал, что желание идти по выбранному пути способно сбить сыщика с толку и вынудить упустить другие важные улики.
Кстати, он, Крис, тоже подходит на роль вора. Он – маг земли, энергомаг и маг пространств. В данном случае – довольно опасное сочетание.
Но у него, Кристофа, отсутствует самое важное – причина действия. В чём же заключается мотив злоумышленника? Прибыль? Точно нет. Выходки представителя уличной преступной среды, сумевшего поступить в Университет? Тоже маловероятно, практически все студенты – отпрыски из богатых и влиятельных семей. Возможно, кто-то из них решил побаловаться? Вряд ли. Большинство студентов смертельно боится исключения за неподобающее поведение. Это, по их мнению, несмываемое пятно на репутации – вылететь из самого престижного магического института страны. Другие варианты… Попытка кого-то напугать? Прижать? Подставить? Но кого подставляет серия мелких краж? Никого. Пока – никого. Значит, ожидается следующий ход со стороны вора, который окажется ключевым? Когда? Скоро ли?
Как же хорошо, что завтра выходной…


@темы: Альянс, ориджинал, тексты

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Большая Тетрадька

главная