Eilien Shadow
Засада, амиго: ты шёл на Сантьяго, а вышел к Филёвскому парку... (с)
Маленький рассказ всё того же цикла, отредактированный практически без отрыва от большого ремонта.
Надеюсь, большой ремонт всё объяснит и меня извинит ^^' и нет, ещё ничего не закончилось!


Среди однокурсников Кристоф считался сообразительным, рассудительным и невозмутимым, но отнюдь не паинькой. Слишком уж пареньку нравилось вступать в дискуссии с преподавателями прямо в ходе урока – далеко не всем педагогам нравилась такая дотошность. Да и гордость в нём чувствовалась – с остальными учениками мальчик практически не общался. Если дело требовало командной работы, высказывался в последнюю очередь, строго и прямолинейно, и действовал подчёркнуто независимо, не прося и не предлагая помощи. Держался особняком, в праздничных и вечерних сборах не участвовал, выходными мероприятиями не интересовался.
На самом деле Крис, невзирая на одинаковую сине-серую форму лицеистов, по-прежнему чувствовал отчуждённость. Единственным в его классе человеком из простой, не богатой и не аристократической семьи оказалась Альта – девочка в оранжевом сарафане, с которой паренёк познакомился ещё во время оглашения итогов вступительных экзаменов. Первокурсников распределили на пять классов по двадцать человек в каждом. Кристоф оказался в самой высокосословной группе, куда угодили один герцог, один княжич, три графа, два виконта, четыре барона, четыре не получившие титул при нынешнем дворе эрна – потомка древних рыцарей – и три отпрыска богатых семей, главы которых претендовали на дворянское звание.
Но в то утро Крис хоть и ненадолго, но забыл о выверенной и тщательно соблюдаемой линии поведения.
Трижды в день – на завтрак, обед и ужин – все лицеисты собирались на первом этаже центрального корпуса, в обеденном зале. За одним столом могли очутиться ученики не только из разных классов, но и с других курсов. Таким образом, огромная столовая становилась местом общения – повседневной болтовни, обсуждения новостей, даже помощи с домашними заданиями, осуществляемой исподтишка под бдительными, но недалёкими взорами наставников. Кристоф не вступал в беседы, его интересовало другое. Вытянутый, просторный, в меру людный и шумный зал представлял собой отличное место для тренировки наблюдательности.
Как обычно, мальчик пристроился за крайним столом, почти на самом углу. В его поле зрения оказалось практически всё помещение – входные двери, десяток длинных столов, покрытых серо-белыми клетчатыми льняными скатертями, преподавательские изящные круглые столики с витыми металлическими ножками и белоснежными кружевными салфетками, выстроившиеся вдоль дальней стены. Взгляд паренька привычно скользил по настенным панелям светлого дерева, порой задевал серебристый мраморный пол, чиркал по высокому потолку, покрытому флуоресцентной молочно-белой краской. Чуть прищуренные глаза отыскивали небольшие изменения, новые детали: иную причёску у девушки с четвёртого курса; забинтованную правую руку первокурсника, который два дня назад попытался самостоятельно покататься на лошади после занятий и, как говорят, сильно ушибся при падении; новые серебряные браслеты, обвивавшие запястья Трейси Лоренс и Саны Ло-Райко. С украшений внимание переключилось на газету, которую разворачивал Велислав, и все обнаруженные мелочи вмиг вылетели из головы.
Кристоф резко вскочил, чудом не опрокинув чашку с чаем, ринулся к соседнему столу и буквально вырвал газету из рук опешившего княжича.
– Что… – начал было тот, не столько возмущённо, сколько удивлённо.
– Помолчи, – буркнул Крис. Нахмурился. Слегка побледнел. Вновь повернулся к однокурснику:
– Могу я взять эту газету? Мне… нужна одна заметка.
– Эй, это вообще-то моё… Ну ладно. Хорошо. Забирай, – кивнул Велислав, от внимания которого не укрылся дрогнувший голос всегда спокойного и собранного Кристофа.


***

Крис видел вблизи заметно хуже, чем вдали, так что не любил читать за столом или лёжа в кровати. Зато беглый просмотр книги лицеиста за соседней партой или заголовков лежащей в отдалении газеты проблем не вызывали.
Утром в библиотеке царила тишина. Изредка её нарушали едва слышное потрескивание магического огня в настенных канделябрах или лёгкий шелест бумаги, чуть задетой сквозняком. Разномастные книжные шкафы, упирающиеся в низкий потолок, не позволяли определить истинные размеры помещения с выцветшими сине-сиреневыми обоями на стенах и гулким тёмным паркетом. Высокие квадратистые столики, массивные кресла с потёртой бархатной обивкой, колченогие стулья, неуклюжие цветастые пуфики с покатыми сиденьями приткнулись где смогли – между стеллажей, по углам, вдоль стен, возле наглухо заколоченных полукруглых окон. Мелкая мебель заполнила собой все клочки пространства, не затронутые шкафами, оставив лишь узкие, меньше метра шириной, проходы для посетителей.
Паренёк занял кресло в тени высокого кофейно-коричневого секретера, а газету расстелил на широком подоконнике поверх стопок чистой бумаги. Лицеисты нечасто наведывались в книгохранилище перед уроками, поэтому Крис мог не опасаться, что его потревожат. Толпа будет вечером, после занятий, и помощники библиотекаря собьются с ног, отыскивая для учеников требующиеся книги.
Да, книги – вечером, сейчас нужно скорее просмотреть газету!
Привлёкшее внимание Кристофа заглавие гласило:
«Ужасающий Фахан устранён! Убиты девять служителей Альянса!»
«Юный комиссар-следователь, проводивший расследование, тяжело ранен», – сообщал подзаголовок. По спине Криса пробежал холодок. Он торопливо развернул газету и углубился в чтение.
Статья, размещённая на первой полосе, оказалась краткой, но ёмкой.
«Устрашающий своим уродством и свирепостью одноглазый великан, называемый фаханом, который причинил немало вреда жителям кварталов Западной оборонной стены Пелла Асимы, был обезврежен сегодня ночью. К сожалению, Альянс недооценил силы жуткого создания, решив, что для устранения существа хватит стандартного отряда Следственного отдела.
Операция по захвату и уничтожению Фахана была назначена на одиннадцать часов вечера вчерашнего, 10-го дня от осеннего равноденствия 2353-го года. За час до начала событий Городская стража эвакуировала жителей окрестных улиц. Отряд Альянса возглавил комиссар-следователь второго ранга Алтеро эрн Хейн Аурициэль, ранее руководивший поисковой группой, обнаружившей убежище чудовища (о чём сообщалось во вчерашнем номере нашей газеты). Следователь с самого начала настаивал на увеличении отряда хотя бы в два раза, но получил отказ от вышестоящего руководства. В половине двенадцатого ночи Альянс получил просьбу мейстера комиссара-следователя о немедленной высылке подкрепления. К сожалению, из-за бюрократических проволочек взвод Западного Боевого подразделения подоспел к месту событий лишь спустя час, к половине первого ночи. По словам бригадира Зауро Цвальда, возглавлявшего отряд поддержки, его взору открылась трагичная и в то же время героическая картина. Вся Западная Привратная улица лежала в руинах. Группа Следственного подразделения была практически полностью разгромлена – погибли шестеро рядовых и трое ефрейторов, двое солдат получили сильные травмы и не могли продолжать бой. Изрядно потрёпанный великан дрался из последних сил, пытаясь прорваться в сторону Складских улиц. Путь ему преграждали раненый мейстер комиссар-следователь второго ранга и чудом оставшийся невредимым солдат, недавний выпускник Университета Магии.
Попросив боевую группу оцепить улицу и не пускать фахана к жилым кварталам, мейстер Аурициэль бросился в бой и менее чем за две минуты сумел добить чудище, но и сам получил тяжёлое ранение. В настоящее время комиссар-следователь находится в госпитале Альянса. Целители пока опасаются давать прогнозы касательно его выздоровления. Солдаты, раненые в ходе устранения монстра, смогут покинуть Центральную больницу через пять-шесть дней. Уцелевшему рядовому был предоставлен десятидневный отпуск. Сейчас Совет кардиналов рассматривает вопрос о награждении уцелевших солдат, выплате компенсаций семьям погибших служителей и владельцам пострадавших домов. Руководство Западного Следственного отдела в полном составе было вызвано к Архимагу для объяснения причин такого невнимания к опасности, повлёкшей гибель нескольких сотрудников подразделения и масштабные разрушения. Местным жителям, оставшимся без крова, предоставлено временное жильё».
Дочитав, Крис ещё некоторое время сидел не шевелясь, уткнувшись невидящим взглядом в пол. Смысл прочитанного размывался, пытался ускользнуть. Лишь основная мысль, самая важная деталь засела в подсознании, пульсируя страхом и отчаянием.
Аль ранен. Очень сильно ранен. Он сражался и победил, не допустив гибели мирных жителей, но не смог уберечь себя самого.
Целители не знают, когда Алтеро поправится… или вовсе не уверены в его выздоровлении? Но Архимаг обратил внимание на произошедшее. Это хорошо. Нынешний глава Альянса умён и знает, что делает. Виновные понесут наказание. Но что станет с Алем!?
Машинально взглянув на круглый циферблат настенных часов, втиснутых в пустой настенный канделябр, паренёк вспомнил, что ему пора на занятия.


***

Почему-то Крис не думал, что всё может закончиться так. Знал о теоретической возможности подобного хода событий, но не мог его представить. Даже не пытался.
«Я же сказал, противник силён. Надеетесь на чудо?» – слова Аля, произнесённые без малого четыре года назад, колотились в голове, вызывая неприятную нервную дрожь.
«Справиться справлюсь, но…»
Алтеро стыдно за погибших. Кристоф точно это знает. Мейстер Аурициэль будет переживать, что не сберёг доверенный ему отряд.
«Может, даже стану откладывать деньги, чтобы покупать газеты.»
Или хотя бы заглядывать в чужие.
«И буду искать в них твоё имя! Понятно?»
«Главное – чтобы не в списках павших.»
«Так постарайся не погибнуть. Ты же умный. Придумаешь что-нибудь.»
Едва слышный смех, улыбка на бледных губах.
А тут, как назло, речь зашла о потомках древних народов.
– Среди нас, – вещал круглый преподаватель неопределённого возраста, голова которого, гладкая и лысая, напоминала перевёрнутый котелок, – встречаются представители старинных кланов. Их фамилии, кхм, кратки, в один-два слога, но перед ними может находиться приставка, только, кхм, одна. «Эрн» – слово, в древности обозначавшее рыцаря-мага. «Ур» прибавляли к фамилии мага-моряка. «Нир» – приставка к родовому имени, кхм, мага-кочевника, проводника по иным подпространствам и сущностям. «Син» относилось к магам, занимавшимся, кхм, целительством и научными изысканиями. Для наиболее древних кланов, которые сейчас можно было бы назвать, кхм, аристократическими, характерны фамилии, оканчивающиеся на «цель», «тсель» или «циэль». Таким образом, сложилась, кхм, примета, определяющая и подтверждающая древние корни знатных семей – двойная фамилия с приставкой-обозначением в начале.
Эрн Хейн. Рыцарь-маг.
Аурициэль. «Циэль».
– … фоморы. Потомков племён Дану обнаружить труднее. Самая верная, кхм, примета, которая точно не подведёт – строение челюсти…
– Простите, – поднял руку Крис, – какая именно примета?
– Что ж, меня всё-таки кто-то слушает, – преподаватель одобрительно кашлянул. – Замечательно. Проявлять интерес – это хорошо. Кхм. Итак. Как вам известно из курса анатомии, количество зубов у человека – тридцать два. Так называемые, кхм, «зубы мудрости», коих у нас четыре, появляются намного позже остальных. У потомков Дану, как правило, тридцать шесть зубов, все вырастают ещё в раннем детстве. Иные характерные признаки – бледная кожа, светлые волосы золотистого оттенка, очень хороший слух. Цвет радужки – чистых сине-фиолетовых оттенков. Магические, кхм, предрасположенности – влияние на сознание, то есть магия разума, и способность работать с энергией в чистом её виде – иными словами, ветвь энергомагии. Носители пробуждённой крови Дану имеют несколько ярких прядей волос красновато-медного или несколько иного оттенка. При этом основная их, кхм, масть, не совпадает с таким… дополнением. Пробуждение крови случается либо во время инициации, либо при чрезмерном напряжении сил в критической ситуации, где присутствует прямая угроза для жизни. Во втором случае оно неконтролируемо и влечёт за собой сильное истощение. Таким образом, для ослабленного Дану пробуждение крови может привести к смерти. После него потомки Дану становятся заметно сильнее физически, их магические способности усиливаются, кхм, если смотреть по количеству магических единиц – приблизительно в три-четыре раза. Слух делается ещё тоньше…
Кристоф едва слышно вздохнул. Писать лекцию дальше не было ни сил, ни желания. Дрожь исчезла. На смену ей пришла пустота.


***

Вечером Крис бродил возле тренировочного полигона, занимавшего едва ли не треть немаленькой территории Лицея, и вспоминал, как легко Алтеро обнаружил след магии колдуньи-обрядницы. Как быстро отыскал нужную ниточку, ловко и незаметно уцепился, почувствовал линии заклинательной печати, а потом бежал, бежал стремительно, долго, увлечённо, словно во всём мире для него осталась лишь эта цепочка энергетических следов, больше ничего.
Физическая подготовка у Кристофа была неплохой – он уверенно держался в первой пятёрке класса. Но бегу на занятиях уделялось мало времени. Чаще приходилось стрелять из лука, фехтовать на классических полутораручных мечах – разумеется, деревянных – порой подключая кинжал или щит или отрабатывать приёмы рукопашного боя.
Крис перемахнул через невысокую деревянную изгородь площадки, несущую чисто декоративную функцию, бросил колет на землю, оставшись в рубашке и брюках. Отстегнул ножны с ученическим кинжалом. Нож в наплечном чехле, который всегда держал при себе, оставил. Привстав на цыпочки, потянулся. Шагнул на идущую вдоль забора тропинку и – побежал.
Бежал вперёд, так быстро, как мог, порой взмахивал руками, удерживая равновесие на кочках и ухабах, делал вдох-выдох через каждые три шага – как учили в Магическом Лицее на строевой подготовке.
Спустя один круг сердце значительно ускорило ритм, стало немного трудно дышать. К концу второго круга заныли мышцы ног, но Кристоф не остановился, даже не притормозил. Бежал до тех пор, пока не сбился окончательно, потеряв из виду белоснежное здание Лицея, брошенные у ограды вещи, узорчатую металлическую калитку, запертую на замок, деревянный настил, где лицеисты оставляли сумки перед полевыми занятиями. Бежал бы и дальше, но споткнулся обо что-то – кажется, о булыжник – и растянулся на земле. Ушибленные колени заныли сразу же, спустя пару секунд к ним присоединилась ободранная ладонь. Крис попытался подняться на ноги, но смог лишь сесть. Голова кружилась. Почему-то хотелось плакать, но паренёк запретил себе лить слёзы по какому бы то ни было поводу ещё в начальной школе и не собирался нарушать установленное правило.
– Кристоф! Вот ты где!
К мальчику спешила Альта, ещё не успевшая занести в комнату сумку с учебниками. Как она разглядела силуэт однокурсника в стремительно сгущающихся сумерках, почему искала Криса именно на полигоне? Паренёк не сдержал любопытства. Спросил:
– Как ты меня нашла?
– Велислав и Раддо сказали, что видели, как ты идёшь к полю для тренировок, – выпалила Альта.
Понятно. Простое и логичное объяснение. Княжич и его товарищи любят бродить по южной галерее после занятий – любуются коллекцией гербовых щитов, занявшей всю стену и недавно переключившейся на межоконные пролёты. Ребята не могли не заметить шагающего в сторону площадок однокурсника.
– Ты в порядке? Ой, у тебя рука в крови…
– Пустяки, – отмахнулся Крис. Всё-таки нашёл в себе силы встать, немного ошалелым взглядом обвёл полигон, пытаясь отыскать оставленные перед забегом вещи. Альта быстро сообразила, в чём дело, крутнулась на каблуках, осмотрелась и указала рукой направление. Ох, теперь из-за колета с кинжалом ещё половину стадиона пересекать на противно трясущихся ногах, так и норовящих подогнуться…
– Точно всё хорошо?
– Да.
– Кристоф, ты врёшь, – упрекнула его Альта.
– Вру. Извини. Здорово запыхался, как видишь. Содрал ладонь.
– Причина не только в этом. Что-то случилось, так? Ты был сам не свой, когда увидел утренний номер газеты!
– Ну… – мальчик не ожидал, что его однокурсница окажется настолько внимательной.
– Прости, – Альта поспешно выставила вперёд ладони, – понимаю, это не моё дело. Не хочешь рассказывать – не надо. Но руку твою я обработаю. Заодно попрактикуюсь в природной магии.
Крис кивнул. Не отказываться же от помощи, тем более своевременной.
– Всё будет хорошо, Кристоф. Я не знаю, что произошло, но помни, главное – верить в удачный исход. Не просчитывать его, понимаешь? Не радоваться заранее. Просто верить. Хорошо?
– Спасибо, – пареньку наконец-то удалось улыбнуться. И как назло, под ногу подвернулся камень. Альта едва успела подхватить однокурсника за локоть.


***

Инспекция Альянса, о которой объявили на следующий день, не вызвала у Криса никаких эмоций. Учащиеся, обрадованные обещанной отменой занятий, под присмотром преподавателей отдраили все постройки на территории Лицея, привели в порядок стадион и все без исключения аллеи. Мальчишки полировали кинжалы и старались заработать на занятиях побольше царапин, которые гордо именовали «боевыми шрамами», девчонки прихорашивались и рыскали по магазинам в поисках новых украшений – оставалось целых шестнадцать дней на подбор подходящих аксессуаров. И все, разумеется, хотели взглянуть на доблестных служителей, которые, возможно, когда-то обучались в этом же лицее.
На торжественной линейке, выстраивая взбудораженных, болтающих и толкающихся лицеистов в двадцать ровных шеренг, преподаватели поставили самых исцарапанных и разодетых на последние ряды. Криса же отправили в первую линию встречающих. К нему тут же прицепилось несколько девчонок из параллельного класса, которым почему-то ужасно нравился молчаливый голубоглазый паренёк с прямыми чёрными волосами до плеч. Кристоф несколько раз обсуждал с Альтой современную литературу и потому знал, что подобный типаж нередко встречается во всевозможных женских романах, но его это не слишком волновало. Хотя в данной ситуации чрезмерное внимание понемногу начинало раздражать.
Учащиеся затихли, едва возле ворот остановилась самоходная карета Альянса. Один из лицейских охранников поспешно отворил дверцу экипажа.
На землю, миновав подножку, лихо спрыгнул высокий, статный мужчина с горбатым носом и пышными рыжими бакенбардами. Несколько высокопарно, но всё равно дружелюбно улыбнулся, махнул рукой встречающей его толпе. Этого человека знали, пожалуй, все – Оскар ур Фаэнтио, Верховный комиссар Центрального района Пелла Асимы. Гвалт, поднявшийся при появлении знаменитого служителя Альянса, стих лишь после нескольких окриков со стороны преподавателей.
Следом за ур Фаэнтио, тяжело опираясь на лакированную чёрную трость, из кареты выбрался худощавый паренёк в форме комиссара-следователя первого ранга. Без фуражки – на его голове красовался изрядный слой бинтов, не позволявший надеть какой-либо головной убор. Под лучами осеннего солнца его волосы казались не серо-пепельными, а серебряными. Две пряди ярко-медного цвета обрамляли лицо, ещё сильнее подчёркивая его бледность. Фиолетовые глаза смотрели из-за стёкол очков спокойно и немного устало.
Взгляд, безучастно взирающий на выстроившихся рядами лицеистов и кучкующихся на центральном крыльце преподавателей, оживился, наткнувшись на Криса, который замер, боясь сделать вдох – вдруг иллюзия развеется и Аль всё ещё… то есть уже…
– Что случилось? – зашептала на ухо встревоженная Альта, стоявшая позади, во втором ряду.
– Не волнуйся, всё хорошо, – пробормотал Кристоф в ответ.


***

За четыре года Аль заметно подрос, но остался таким же тощим. Ещё и осунулся немного – очевидно, из-за болезни. Крис же, слегка обогнав товарища по росту, сделался почти таким же худощавым, хоть и шире в плечах.
Впрочем, эти детали, заметные и не очень перемены для Кристофа временно отступили на второй план. О здоровье – чуть позже. Главное – живой. Главное – приехал. Главное – рассказывает прямо сейчас…
– В общем, очнулся я только восемь дней назад, – Алтеро потёр пальцем переносицу. – Едва открыл глаза – дикий визг в ухо: «А-а-а-а-а! Пациент очну-у-у-улся-я-я-я-я!» Я чуть снова сознание не потерял, – хихикнул и недоумённо пожал плечами. – На следующий день явился Верховный Комиссар ур Фаэнтио, распинался, сочувствовал, рассыпался в извинениях за действия западного коллеги. Сказал, что меня переводят в центральную часть, повысив в звании. После выписки вышестоящие дали время на отдых, вроде как полторы декады, а позавчера вдруг прислали курьера – нужен, мол, кто-то молодой, высокого звания и не учившийся в Магическом Лицее, для инспекции этого самого Лицея! А что инспекция? Работы с гулькин нос. Походили, посмотрели – и всё. Директор-то ваш в Совет кардиналов входит. Понятное дело, что у него здесь всё под контролем.
– Тебя сильно ранили? Я волновался, – Крис оглянулся на входную дверь. В этом небольшом кабинете, рассчитанном на одну группу, занятия проводились редко, так что вряд ли сюда мог кто-то заглянуть. Тем более во время грандиозного банкета, начавшегося сразу после торжественных речей Верховного комиссара и руководства Лицея.
– Не бойся, в коридоре никого нет, – успокоил его Аль. – Но ты молодец, сообразил, что дружбу ученика со следователем лучше не афишировать. Местному руководству такое не по душе – мало ли, вдруг имели место подсказки на экзаменах или ещё какая-нибудь помощь при поступлении. Случается же, хоть и не здесь.
– У меня директор на экзамене спрашивал, кто надоумил… ну… поступить в Лицей. Даже под гипнозом спросил, – признался Кристоф.
– Выяснил? – мигом нахмурился Алтеро.
– Нет, не смог. Мои способности не дали сработать его заклинанию в полную силу. А я ведь ещё и сопротивлялся! Так что волноваться не о чем, – Крис улыбнулся с еле сдерживаемой гордостью.
– Ну ты даёшь! – покачал головой Аль, – Я бы так не смог. Под гипнозом син Ли расколюсь секунд за пять, если не быстрее.
Достал из внутреннего кармана плаща плоскую металлическую фляжку, обёрнутую полоской чёрной кожи, открутил крышечку, сделал глоток. Поморщился. Пояснил:
– Целебное зелье. Фахан меня пару раз об стену швырнул, сломано несколько рёбер. Вывих плеча вправили. Трещина в кости… на правой ноге, вроде где-то под коленом. Болит мало, если ходить с тростью, но вот рёбра доставляют неудобства. Внутренние органы тряхануло здорово…
– Жуть, – Крис передёрнул плечами. – Как же ты дрался?
– Ну не убегать же, – нахмурился Алтеро. – Руководство, конечно, сплоховало, два года назад на фахана в каком-то мелком селе отправили целых три отряда…
– Три, – пробормотал Кристоф, сразу вспомнив, как враждебно относились ефрейторы из Следственного подразделения к своему начальнику и поднадзорному.
– Но это не имело значения, – продолжал Аль. – Я ведь дал клятву защищать жителей. Да и обидно – теоретически, мейстер должен уметь справляться и не с такими тварями. А тут – не успел среагировать на появление противника, поэтому смог спасти только одного человека из своего отряда, двое чудом выжили сами. Нехорошая и непозволительная промашка с моей стороны, и ладно бы только это. Сражение только начиналось, ждали другие неприятные сюрпризы. Этот великан, даром что двадцатиметровый громила, ещё и камни швырял, и железяки, причём чертовски метко. Мне какой-то прут в плечо вошёл, как нож в масло, я даже охнуть не успел. Боли почти не почувствовал. Выдернул, перетянул дырку кое-как, но левая рука больше не шевелилась. Думал – всё, придётся пустить в ход один из тайных приёмов, я с пространством и энергией играться неплохо умею. Фахана, конечно, магией не убить, его шкура отразит любое заклинание, но вот сворачивание окружающего мироучастка в трубочку даже такой монстр не переживёт. Начал было вспоминать заклинание, готовился первые слова произнести – а тут боевой отряд. До монстра они не успели бы добраться – у фахана глаз один, зато зоркий. Попросил ребят придержать рубежи, схватил тот самый прут и рванул вперёд. Воткнул железяку гаду в глаз, почти на всю длину. Мечом смог хорошо зацепить шею. Фахан начал падать. Я спрыгнул, так что его туша меня не прихлопнула, но приземлился неудачно – раненая нога подвернулась. Потом в глазах потемнело – и всё. Очнулся только в госпитале.
– Кошмар, – передёрнул плечами Крис.
– Соглашусь. Слушай… Может, передумаешь?
– Насчёт чего? – удивился паренёк.
– Насчёт Альянса, – серьёзно пояснил его собеседник. – Сам же видишь. Опасно. Тебе не обязательно идти в Следственное. Научному подразделению тоже нужны талантливые ребята.
– Нет, – мгновенно ответил Кристоф, – я с тобой. Обещал же. Понимаю, что опасно. Но ведь никогда не знаешь, где грозит опасность в следующий раз, так? Лучше уж встретить беду плечом к плечу с другом. Да и не люблю я сидеть на месте. Помнишь?
– Помню, – ухмыльнулся Алтеро, – не любишь. Настолько не любишь, что Джорджу пришлось взять тебя с собой на захват опасного преступника вместо того, чтобы хорошенько отшлёпать и оставить дома под родительским присмотром.
Друзья громко расхохотались и тут же испуганно притихли, когда загудело эхо, усилившее и изрядно исказившее звуки.
– В общем, – Аль первым нарушил ненадолго воцарившееся молчание, – доучивайся. И иди в Университет Магии. Я постараюсь успеть дослужиться до комиссара… без смертельных номеров, как на сей раз, конечно, – добавил он, едва заметно усмехнувшись. – Надеюсь, повторения не будет. А ты, если сможешь выпуститься в первой шестёрке, сразу получишь звание ефрейтора.
– Договорились, – кивнул Кристоф.
Мальчишки торжественно пожали друг другу руки. Алтеро поднялся, собираясь уходить. Крис решил сократить путь через окно, благо кабинет находился на первом этаже, а в библиотеку из учебного крыла, минуя центральный зал, не попасть. Но тут вспомнился один незаданный вопрос, и паренёк, развернувшись к дверям, окликнул товарища:
– Подожди! Чуть не забыл. Извини за любопытство, но для чего тебе очки? Зрение испортилось? Или…
– Или. Не только у тебя есть не совсем обычная способность, – чуть улыбнулся Аль. – Ты можешь блокировать воздействие на разум. Я – блокировать визуальное воздействие самого этого мира. Мои глаза способны видеть большую часть подпространств и их изнанки, а это здорово мешает, если пытаешься разглядеть, куда идёшь по вполне конкретному и самому вещественному пространству. Очки блокируют эту способность. Вот и всё.
– Значит, один из видов пространственной магии? – уточнил Кристоф, надеясь, что не ошибся.
Алтеро одобрительно кивнул:
– Совершенно верно. Ты, я смотрю, здорово продвинулся в учёбе… Главное – не останавливайся. Следующий ход за тобой. Буду ждать.


***

– Напоминаю о важном отличии врождённого дара. Для использования заклинаний требуется создание магической формулы, печати, узора. Чаще всего формула приобретает вид окружности, в которую заносится необходимая последовательности символов – из центра к краям, построчно, спирально или по линиям радиусов. Нормальный диаметр формулы среднего по силе заклинания – пятьдесят сантиметров. Малого заклинания – пятнадцать – двадцать сантиметров. Диаметр свыше полутора метров не всякому дано осилить. Если вы занимались долго и упорно, отработав заклинание настолько, что формула вам не нужна, зачастую всё равно остаётся весьма заметное свечение энергополя. При активации заклинания на амулете или заготовленной печати также появится свечение, примета используемой магии. Врождённый же дар используется незаметно для посторонних. Никаких вспышек и прочих визуальных признаков. Отсутствует необходимость в каком-либо начертании или озвучивании. Это заклинание живёт внутри мага и готово активироваться в любую секунду. До схожего состояния можно довести те виды магии, предрасположенность к которым выше десяти-двенадцати процентов…
«У Алтеро – врождённый дар к пространственной магии и энергомагии. В нём течёт кровь Дану, что можно считать за ещё одно врождённое умение, прибавить способность к гипнозу – итого как минимум четыре вида магии, которые он может свободно использовать. У меня тоже врождённый дар к пространственной магии, а ещё – к магии разума. Заключается он, правда, не в воздействии, а в противостоянии воздействиям, но всё же. Плюс всё та же энергомагия. Магия Земли и природная магия – пограничные значения для уверенного использования, можно выделить определённые смежные направления и отрабатывать их… или же следует выбрать для развития один из вариантов, хоть это и будет в ущерб другой способности? Посмотрим. В любом случае, я научусь использовать заклинания хотя бы одной из этих ветвей без внешних признаков вроде печатей или свечения. Это может оказаться полезным. Забавно, по изначальным способностям мы с Алем примерно на равных. Но он – мейстер. Его магия отличается от общепринятой. Зато у меня есть возможность учиться колдовать традиционными, установленными методами и экспериментировать, пользуясь полученными знаниями. Интересно. Поглядим, что из этого получится».
Крис терпеливо конспектировал лекцию учителя, одновременно пытаясь вспомнить, где поблизости можно купить какую-нибудь ленту или заколку. Стричься не хотелось, с короткими волосами он выглядит менее серьёзно, а волосы отросли почти до ключиц и здорово мешают, падают на лицо и лезут в глаза. Нужно собирать их в хвост или заплетать косицу.
Хотя… Может, лучше бандану, как у восточных кочевников? Устав Лицея вроде бы не запрещает ношение подобных головных уборов. Надо проверить, когда занятия закончатся.
Заодно удастся отточить навык работы с письменными источниками – уставными и архивными записями. Он пригодится в будущем. В архивах Лицея нашлись и справочники Альянса с указаниями по обезвреживанию монстров различных видов. Алтеро больше не отправят на сражение с тварью второго класса опасности в сопровождении одного отряда вместо положенных двух-трёх. Он, Крис, его товарищ, этого не допустит… когда доучится и станет служителем Альянса.


@темы: тексты, ориджинал, Альянс