Eilien Shadow
Горел синим пламенем, остался очень доволен. (с)
Вторая часть первого рассказа.
*побежал дальше редактить второй*


***
Помещение в доме свидетеля, называвшееся «прихожей», больше походило на зал. Четверо посетителей затерялись в огромном помещении, исчерченном падающими из многочисленных окошек под потолком лучами света. Из мебели – только вешалка для одежды у входа и скамеечка рядом. Вдоль противоположной стены шла лестница, которая вела к широкой площадке на уровне второго этажа с несколькими разномастными дверьми. Массивная люстра под высоким, в три человеческих роста, потолком сейчас выполняла чисто декоративную функцию – свечи не горели.
Хозяин, Паул Твейл, категорически не соответствовал величественности и основательности собственного дома. Высокий и сухощавый, он точно так же, как гости, затерялся на светло-сером тяжеловесном каменном фоне.
– Ох, не знаю я, чего она видела, чего не видела, – бормотал Паул, обмениваясь рукопожатием с отцом Криса. Пожал руку и Кристофу, хотя раньше никогда этого не делал. Ладонь дяди Паула была холодная и липкая от пота, пальцы немного дрожали и сжали руку мальчика совсем слабо.
На Алтеро он посматривал с подозрением и некоторым испугом, но Юргиз, похоже, внушал ему ещё меньше доверия – Паул поздоровался с ним в последнюю очередь, коротко кивнув, и сразу отошёл в сторону, поближе к Гину.
– Я разберусь. Не волнуйтесь, мы не причиним вашей жене никакого вреда. Только попросим рассказать, что ей известно. Никаких принуждений и расспросов, не имеющих отношения к делу. Вам не о чем беспокоиться, – объяснил недовольный Алтеро. Очевидно, он не любил долго ждать, а стояние в прихожей затягивалось.
Паул ещё немного помялся, зачем-то расстегнул манжеты потрёпанной рабочей грязно-серой рубахи и неохотно произнёс:
– Видите ту дверь, светленькую, бежевую, крайнюю справа? Это комната Лиз. Она заперлась и никому не открывает. Я пытался поговорить, но бедняжка не слушала, кажется. Что-то кричала, просила уйти, ругалась, умоляла не подходить к ней… Не знаю, чем вы поможете моей Лиз. Магию использовать не вздумайте! – голос Паула неожиданно окреп. – Она и без того от всего этого вашего колдунства натерпелась…
– Знаю. Учту, – коротко ответил Аль, вновь вернувшийся к ледяному тону и коротким, рубящим фразам.
Дверь внушала уважение: сколоченная из широких, прочных дубовых досок, с двумя скобами и сложным замком, открывающимся только изнутри. Такую одной физической силой не выбить. Габариты двери были сопоставимы с размерами самого дома, напоминавшего замок – каменного, высокого, мощного, резко выделяющегося среди маленьких двух- и трёхэтажных аляповатых домиков Торгового квартала.
Алтеро едва-едва доставал плечом до нижней скобы двери-исполина, но это его не смущало. Он поднял руку, поправил перчатку и громко, отчётливо постучался.
– Кто!? – донёсся изнутри визгливый, испуганный голос.
– Здравствуйте. Мы пришли к вам на помощь, – громко и отчётливо произнёс мальчик. – Также мы ищем того, кого вы видели этой ночью. Не волнуйтесь, сейчас вы в безопасности, здесь солдаты и ваш муж. Можете выходить.
– Нет! – вскрикнула женщина. – Не открою! Вы пришли за мной, да?! Вы пришли за мной… – голос её сбился и скатился в рыдания.
– Мы пришли вас защитить, – повторил Алтеро, – не беспокойтесь. Вы ведь слышите мой голос? Не думаете же, что ребёнок может причинить вам вред, правда?
Крис чуть не хихикнул, едва успев зажать рот ладонью, поймал два взгляда: сердитый – своего папы и раздражённый – Юргиза.
– Ребёнок! Значит, точно магией меня з-зашибить хочешь! – перепугалась женщина ещё сильнее.
– Если боитесь, можете приоткрыть дверь, – продолжал уговоры Аль. – Вы ведь предусмотрительная хозяйка, верно? Наверняка на двери вашей комнаты есть цепочка. Из золота, так? К ней никакая злая тварь притронуться не сможет – значит, и внутрь не попадёт. Мой напарник на всякий случай надел на меня золотые браслеты. Даже если бы я умел колдовать, то браслеты не позволили бы мне этого сделать, верно?
– Не верю! – крикнула Лиз, но истеричных нот в её голосе поубавилось.
– Приоткройте дверь чуть-чуть, чтобы я мог показать вам ограничители на руках. Если не поверите – можете закрыть дверь. Я понимаю, вы испуганы, – в интонации Алтеро появилось сострадание, – но ваш муж, Паул, тоже очень волнуется за вас. Он стоит здесь, рядом со мной.
– Пусть отойдёт от комнаты, – всхлипнула женщина, – пусть все отойдут! И оружие! Никакого оружия, поняли! Я никого не впущу, ясно?!
Аль, не оборачиваясь, махнул остальным рукой – мол, посторонитесь. Юргиз попятился к перилам площадки. Гин и Паул встали по обе стороны от него. Криса папа притянул к себе за плечо. Ладонь мужчины была горячей, меж бровей залегла глубокая морщина – ему явно не нравилось происходящее.
Алтеро задумчиво осмотрел свой костюм. Снял плащ, кинул Юргизу – тот едва успел поймать. Расстегнул манжеты на рукавах рубашки и подвернул их. Теперь браслеты были прекрасно видны. Крис поморщился, увидев под широкими, в две ладони, жёлтыми полосками покрасневшую кожу. Золото же тяжеленное! Как Аль с таким грузом таскается? Стоп, у него же, наверное, и на ногах тоже ограничители есть!
– Можете открывать, – произнёс Алтеро, отойдя на пару шагов.
Дверь приоткрылась. В помещении царил сумрак – видимо, Лиз закрыла ставни. Белое как мел лицо опасливо выглянуло за пределы комнаты. Тёмные глаза женщины с подозрением обшарили Аля, задержавшись на браслетах. Затем взгляд метнулся вниз.
– Сапоги. Снимай сапоги, – прошептала женщина и, не добившись немедленного ответа, взвизгнула: – Я знаю, ты прячешь нож в голенище! Сними! Быстро! И заколку с волос сними! Там шип с ядом, да? Вы, твари, всегда носите яд при себе! Я знаю! Своими глазами видела!
– Хорошо, – Аль успокаивающе поднял руки и отошёл на несколько шагов. Лента, стягивавшая волосы, полетела на пол; густые пепельные пряди водопадом рассыпались по плечам. Заправив за ухо локон, не замедливший упасть на лицо, Алтеро нагнулся и принялся расшнуровывать сапоги. Обувь отбросил в сторону и чуть подвернул штанины. Щиколотки закрывали узкие золотые пластины, скреплённые между собой кожаными лентами.
Лиз, всхлипнув, пошатнулась и отпустила цепочку, которую до этого придерживала. Дверь наполовину распахнулась. Бледная, испуганная женщина спрятала лицо в ладонях; плечи её тряслись. С громким полувздохом-полустоном она опустилась на пол. Аль присел напротив и положил руку ей на плечо.
– Не бойтесь, – тихо сказал он, – всё позади. Вы под защитой. Вас больше никто не тронет. Посмотрите на меня, пожалуйста.
Лиз едва заметно мотнула головой.
– Пожалуйста, посмотрите на меня, – немного настойчивей повторил Алтеро, беря её за руку.
Женщина выпрямилась. По её осунувшимся щекам ручьём текли слёзы. Аль придвинулся чуть ближе. Лиз глубоко вздохнула и перестала дрожать. Теперь она, почти не шевелясь, смотрела в лицо Алтеро. И больше не плакала.
В ушах у Криса зазвенело, голова немного закружилась. Он сжал кулаки так, что ногти больно впились в ладони, и встряхнулся, сбросив навалившуюся дремоту. Огляделся. Папа и Паул привалились к поручню. Лица обоих приобрели задумчиво-отрешённый вид, словно они ушли в себя настолько, что не видели и не слышали ничего вокруг. Юргиз закрыл глаза и слегка покачивался, будто засыпал стоя.
– Всё хорошо. Успокойтесь. Всё хорошо, – прошептал Алтеро.
Это он, понял Кристоф. Это всё Аль. Ворожит, невзирая на ограничители. Гипнотизирует, наверное. Сильно ворожит – вон, даже тараканоусого проняло… Но почему же эта магия так слабо действует на Криса?
– Что вы видели? – спросил Аль.
– Человека, – пробормотала Лиз. – Кажется, человека… Женщину.
– Как она выглядела?
– Волосы. Красивые, прямые светлые волосы… Стройная. Очень стройная. Очень ловкая… Она так быстро вскарабкалась на дерево к тому окну…
– К какому окну? – спросил Алтеро чуть громче.
Женщина замешкалась. Крис не удержался и приблизился, чтобы лучше видеть происходящее. Лиз не просто не двигалась. Она словно оцепенела и смотрела прямо в глаза Алтеро. Аль бросил короткий, колкий взгляд на Криса и слегка нахмурился. Кристоф поспешно отошёл в сторону, продолжая наблюдать.
– До какого окна пыталась добраться та женщина? – повторил вопрос Аль, вновь повернувшись к свидетельнице.
– Второй этаж… Если я правильно помню, там живёт господин Мецер…
– Она забралась в окно?
– Да…
– Что произошло потом? Спокойно, – немного резче добавил Аль, придержав за плечи вздрогнувшую женщину. – Всё хорошо. Она больше сюда не вернётся. Что вы видели?
– Вспышку… Она, эта женщина, пробыла внутри совсем недолго, кажется, меньше минуты, и вдруг – ярко-синяя вспышка… Я не знаю, что это было, – Лиз всхлипнула, – я ничего не знаю! Я говорю правду! Я больше ничего не знаю! Я не знаю, зачем она залезла в окно…
– Не волнуйтесь. Я понял, вы не знаете. Об этом больше не буду спрашивать. Ещё два вопроса. Только два. Первый. Женщина не выходила из комнаты?
– Нет. Не знаю… я её больше не видела! Не было её! Не было!
– Ясно. Второй вопрос. Вы видели, с какой стороны она пришла?
Лиз ненадолго задумалась. Еле слышно ответила:
– Со стороны Торговой улицы. Я её не видела, пока она не появилась у ограды сада. Если бы эта женщина пришла с Хлебной или с Чайной улицы, я бы её заметила, а она вынырнула из темноты как раз на перекрёстке. Она пришла с Торговой улицы…
– Спасибо вам большое, Лиз Твейл. Больше вопросов не будет. Отдыхайте.
Лиз непонимающе взглянула на Алтеро – и медленно завалилась набок. Глаза её закатились. Аль едва успел поймать женщину, но вряд ли смог бы удержать её в одиночку. Крис подоспел на помощь. Вместе они уложили бесчувственную свидетельницу на пол.
– Что здесь произошло? Объяснись! – рявкнул очнувшийся и крайне рассерженный Юргиз.
– Ты сами всё слышал. Теперь запиши, – распорядился Алтеро, обуваясь.
– Ах ты…
– Небольшой гипноз. Погасил приступ паники, вынудил озвучить причину страха, дал понять, что она в безопасности. – Аль кое-как зашнуровал сапоги и попытался собрать волосы слегка дрожащими руками. С первой попытки не получилось – пряди вновь рассыпались, закрыв лицо.
– Ладно-с, – прошипел ефрейтор, – тогда зачем ты… вы загипнотизировали и всех нас?
– Случайное влияние. Видимо, ваш рассудок недостаточно силён.
– А почему тогда этот, – Юргиз ткнул пальцем в Кристофа, – не среагировал?
– Не знаю, – пожал плечами Алтеро. Вторая попытка собрать волосы в хвост тоже не увенчалась успехом, поэтому он просто откинул пряди назад, а ленту убрал в карман. – Юргиз, займись протоколом. Я добавлю в него то, что узнал от Кристофа. Пока все полученные нами сведения совпадают. Осталось определить только одно.
– Что определить? – скривил губы тараканоусый. Аль окинул его коротким взглядом, явно сдерживая неприязнь, и ответил:
– Направление.

***
– Ни в коем случае-с! – рявкнул Юргиз. Рявк в его исполнении, правда, больше походил на визг, но ладонь красноречиво легла на рукоять меча. Марчи ойкнула и втянула голову в плечи – возможность вооружённой стычки на её кухне здорово пугала женщину.
– Не позволим, – прогремел Джордж. – К вам приставили двоих служителей именно для того, чтобы один присматривал за вами, вашблагородие господин Алтеро, пока другой оказывает помощь в расследовании. Вы сегодня уже поколдовали. Обошлось без нарушений, но мне не нравятся ваши… возможности. Они остаются слишком обширными, невзирая на ограничители, и не могут внушать доверия.
– Если вымерять магию будет только один человек, мы провозимся до завтрашнего вечера, – устало возразил Аль, потирая переносицу. Выглядел паренёк совсем измученным. Похоже, использование заклинания без снятия золотых пластин отняло у него немало сил, а тут ещё пришлось дописывать отчёт, спешно сверять бумаги, ставить печати и подписи, при этом то и дело срываться к могильщикам, приехавшим забрать тело убитого – такая суматоха утомит любого.
– И тем не менее, – пробасил круглолицый, – вы сами сказали, что этапы обряда выполняются раз в два дня, судя по расходу силы и плотности нити.
– Один день тоже возможен. Если мы её недооцениваем.
– Тогда тем более-с! Нужно больше времени на замеры-с, иначе можем взять ложный след! – Юргиз стукнул кулаком по столу. Марчи спряталась за спиной мужа. Крис сочувственно смотрел на Алтеро, всерьёз переживая за юного следователя. Так и не собранные в хвост серо-пепельные волосы жутковато контрастировали с бледным, резко осунувшимся лицом мейстера. На лбу Аля выступила испарина.
– Мы уже договорились с хозяином дома, господином Гином Юаноном, о ночлеге. Здесь есть свободная гостевая комната, – продолжал напирать Джордж. – Юргиз пройдётся по этой улице, по Торговой и соседней Чайной, затем изучит примыкающие к ним улочки, наберёт образцы в кристаллы. К утру его подменю я. Днём мы сравним результаты и по схожим отпечаткам вычислим примерное направление и размах нити. Вы говорили, вашблагородие, что след отчётливый и насыщенный, хоть и прерывистый; стало быть, нам достаточно протянуть его примерно на полкилометра, не так ли? Дальше вы и сами сможете его взять…
– Если снять ограничители, – тихо добавил Алтеро.
– Снимем-с, – Юргиз подёргал ус, – когда отправимся на поиски. Вы, ваше-с благородие, мейстер, будете под нашим присмотром вплоть до окончания расследования, как и раньше. Один собирает образцы магии. Другой сидит здесь, в здании, и следит-с, чтобы Вам не вздумалось поколдовать или, гм, покинуть здание. В случае чего…
– Я знаю, – устало оборвал его Аль. Откинулся на спинку стула, потёр ладонями лицо. – Хорошо. Но я упомяну в своём отчёте, что промедление случилось из-за вас.
– Да пожалуйста, – скривился тараканоусый. – Используем-с мой экземпляр карты города. Я взял пятьдесят кристаллов. Отправляюсь.
– А я бы глянул на комнаты, что нам обещали, – промолвил Джордж.
– Да, разумеется, – Гин поспешно открыл дверь, пропуская перед собой ефрейтора. Следом за папой Кристофа вышел Юргиз.
– Ты как? – громким шёпотом спросил Крис, заметив, что мама направилась к печи. – Что-то ты совсем бледный…
– Слишком мощное заклинание, – Алтеро уткнулся лицом в скрещенные на столе руки, – ушло много энергии. До завтрашнего дня мне нельзя колдовать. Не получится, если точнее. Для начала нужно восстановиться.
Крис задумался. «Энергии». «Нужно есть, иначе сил не будет», – нередко повторял папа, уплетая ранний завтрак. А «энергия» и «сила» – это, кажется, одно и то же. Так? Если Кристоф всё понял правильно, то вывод очевиден.
– Мам, господин следователь хочет есть! – громко крикнул Крис.
Алтеро вздрогнул, поднял голову и удивлённо воззрился на мальчика. Марчи обернулась:
– Ох-ох, конечно же, одну минуточку! Вам, юнош, отдохнуть бы, совсем вы измотанный. Всё почти готово, подождите немножечко.
– Нет-нет, спасибо, не нужно! – вмиг заробевший Аль замотал головой. – Мы и так причинили вам много неудобств… К тому же, Альянс запрещает принимать помощь от непричастных к делу горожан!
– Ничего-ничего, как-нибудь уж утрясёте это со своим начальством! – Марчи поставила напротив Алтеро тарелку наваристого, душистого супа. – Комнат у нас немного, заночуете вместе с Крисиком, сынком моим, а утром, как отдохнёте, разберётесь с делами! Вы уж берегите себя, юнош! Вас, небось, совсем работами-заботами завалили, и отдохнуть-то некогда…
Кристоф, обрадованный, что внимание мамы переключилось на другого человека, неторопливо прихлёбывал суп. Аль, не обращая внимания на охи-вздохи Марчи, поедал поздний обед – размеренно и неторопливо, но Крис был уверен: если бы не слабость и правила приличия, паренёк лопал бы так, что за ушами трещало.

***
Хотя время было раннее – всего-то восемь вечера! – Кристоф чувствовал себя уставшим. День получился слишком насыщенным, суматошным… ненормальным. Непохожим на другие дни, которые он проживал до этого. Теперь узкая длинная комната, спальня, казалась неподвижным островком спокойствия. За этот день в ней ничего не изменилось. Так же, как утром, валялись на столе письменные принадлежности, тетрадки и учебники, стоял на подоконнике кувшин, выглядывало из-под шкафа старое покрывало, из которого мальчик собирался сделать верёвочную лестницу (но пока не успел раздобыть шило и достаточно прочные нитки).
Марчи попросила сына уступить гостю кровать и перебраться на диван. Крис сразу согласился. Алтеро, всё такой же бледный и еле стоящий на ногах, попытался убедить женщину, что диван его вполне устроит, но хозяйка уже закусила удила, взяла гостя под опеку и искренне полагала, что знает, как лучше.
На этот раз, против обыкновения, Кристоф не стал разбрасывать одежду как попало, а сложил на табурете возле кровати. Стыдно показывать неаккуратность, ведь Аль бережно свернул свой костюм. Штаны Криса были ему немного коротки, а рубашка широковата в плечах, но не спать же прямо в форме!
Пока Алтеро переодевался, Крис успел заметить несколько глубоких рубцов на его плечах и довольно жуткого вида шрам между лопаток, но придержал любопытство – завтра успеется, если будет уместно. Отдых нужен мейстеру гораздо больше, чем ему, Крису. Интересно, Аль действительно может спать с этими тяжеленными золотыми пластинами на руках и ногах?
Но два вопроса требовалось прояснить прямо сейчас, пока юный следователь не спит, а, вытянувшись по струнке на жёсткой постели, сверлит потолок задумчивым взглядом из-под полуопущенных век.
– Зачем ты сказал, что волос в комнате господина Мецера нашёл я? – Крис, начав громко, к концу фразы умерил тон: мало ли, вдруг услышат в соседней комнате? Дом-то каменный, а вот межкомнатные стены – деревянные.
– Потому что так было нужно, – спокойно ответил Алтеро, не задумавшись ни на секунду.
– Кому нужно? Зачем?
– Чтобы тебя заметили.
– Кто?
– Все. Твои родители. Джордж. Юргиз. И я – ещё раз.
– Не понимаю…
– Чего ты не понимаешь? – Аль повернулся на бок.
– Ладно, – Крис решил отложить первый вопрос. – Тогда… вот ещё. Почему ты не зацепил меня, когда колдовал… то есть когда гипнотизировал тётю Лиз?
– В смысле?
– Ну… все остальные не шевелились, застыли, молчали, будто уснули. Их ты заклинанием задел, а меня нет. Почему?
Алтеро рывком сел и, скривившись от боли, прижал ладони к вискам. Кристоф вскочил, готовый броситься на помощь, но его гость отмахнулся – мол, чепуха – и не без удивления спросил:
– Ты всё ещё не понял? Хочешь сказать, случайность?
– Чего я не понял? – насторожился Крис, которому почему-то не очень понравился тон собеседника. – Случайность?
– Ты сам это сделал, – Аль выпрямился, взгляд фиалковых глаз впился в лицо Кристофа. – Тебя должно было зацепить, но не зацепило. Случилось и ещё кое-что – до этого, внизу, Ефрейторы трепались с твоими родителями, не обращая на тебя никакого внимания, хотя ты находился в той же комнате, у всех на виду. Неужели не задумался о причине?
– Нет. А что?..
– Это – одна из разновидностей магии. Вероятно, пространственной. Какое-то скрывающее заклятье. Даже я тебя не видел, только чувствовал присутствие, и то еле-еле. Ещё подумал – может, преступник прячется, потому что не исполнил задумку до конца или просто не успел выбраться из здания. А это оказался ты.
– Подожди! – Крис замотал головой. – Такого не может быть! Я же не маг и не умею чародеить. Я никогда этому не учился!
– Чтобы начать колдовать, подготовка не нужна, – слегка улыбнулся Алтеро, – способности сами вырвутся наружу. Цель обучения – взять под контроль тот дар, что есть, и развить его, вот и всё. Между прочим, твои умения – высший класс! – паренёк неожиданно воодушевился, даже подался вперёд, едва не столкнувшись с Крисом лбами. – Невосприимчивость к воздействию на разум! Это большая редкость, невероятно полезная, особенно в разведке! Представляешь, враг пытается залезть в твои мысли – и безрезультатно! Ещё и рикошет от своего же заклинания получить может… А скрытность! Я, наоборот, никак с ней разобраться не могу, – Аль смущённо моргнул и пожал плечами, – слишком мощное энергополе, поэтому моё присутствие всегда хорошо чувствуется. У тебя же к этому прямо-таки талант! Если подучишься – сможешь даже к какому-нибудь кардиналу подкрасться, а он ничего не заметит!
– Правда, что ли? – спросил Крис, чувствуя, как начинает дрожать – то ли от страха, то ли от восторга. Столько возможностей! Столько вещей, которые, оказывается, ему под силу!
– Правда! Точно знаю! Если бы у тебя был тот же профиль, что и у меня, стал бы ты моим учеником, – Алтеро задумчиво дёрнул свесившуюся на лицо пепельную прядь, – но увы, мне нечему тебя учить. Даже если бы смог – пока нельзя. Я получу право взять ученика, когда отработаю на Альянс десять лет. Таково решение Верховного Совета кардиналов. Но ты можешь поступить в какое-нибудь магическое училище через два года. Лучше всего – в столичный Магический Лицей. После его окончания – в Университет Магии.
– А… я разве смогу пойти учиться? – недоверчиво спросил Крис. – Я ведь… ну… не дворянин какой-нибудь, да и не столичный…
– Берут всех способных. – Аль снова лёг, закрыл глаза, но темпа речи не сбавил. – В первую очередь рассматривают столичных. Потом – жителей других больших городов. Далее – претендентов из городов-спутников столицы. Ты, получается, попадаешь в третью волну. Затем идут города-спутники других больших городов и средние одиночные города. В последнюю очередь – мелкие городки и посёлки.
– Ясно… – почесал макушку Крис, чувствуя, что ясность пришла ненадолго. Слишком много информации за раз. Сейчас услышанные слова ещё крутятся в мыслях, но через несколько минут вылетят из головы, растворятся, оставив туманное воспоминание. «Этого нельзя допустить», – решил мальчик. Подошёл к столу, взял прошлогоднюю тетрадь по родному языку, открыл последнюю страницу и принялся записывать услышанное. Аль, приоткрыв один глаз, с интересом следил за соседом по комнате.
– Так, – Крис постучал незаточенной стороной карандаша по столешнице, – а потом куда?
– В Альянс. – Алтеро перевернулся на живот и закрыл глаза. Крису стало стыдно: гость устал, а он, любопытный хозяин, продолжает мучать бедолагу вопросами! Но, похоже, паренёк был не прочь поговорить.
– В общем, слушай. Глава Альянса носит титул архимага. Ему подчиняются кардиналы. Есть просто кардиналы. Есть кардиналы-магистры, они занимаются наукой – исследованиями, поисками новых сведений и тому подобным. Кардиналы-рыцари отвечают за военную часть работы, то есть за сражения. Кардиналы-коронеры – за расследования.
– Ты подчиняешься кардиналу… кардиналу-коронеру, так?
– Верно. Ниже рангом – Верховный комиссар. За ним – комиссар. Далее – комиссары-следователи первого, второго и третьего рангов.
– Ты – третьего ранга, – уточнил Кристоф, и Алтеро дёрнул головой, что можно было истолковать как кивок:
– Да. Если успешно расследую это дело – займу должность официально. Сейчас мне подчиняются приставленные Альянсом помощники, ефрейторы – Джордж и Юргиз. Ефрейтор – это низшее офицерское звание.
– А дальше, получается, солдаты? Поня-я-ятно… – протянул Крис, торопливо фиксируя на бумаге то, что узнал. Карандаш успел немного затупиться, но очинить его пока не было возможности. Ничего, потом, потом. Важнее – записать то, что сейчас говорит юный следователь, потому что едва ли это известно кому-либо из Торгового квартала.
– Если отучишься в столице, сразу станешь ефрейтором, – Алтеро перевернулся на живот, – но это сложно... Хм. Смотрю, ты заинтересовался? Неужто решил попробовать? Даже записываешь… Уверен, что сможешь?
– Нет, не уверен, – помотал головой Крис, – но хочу попытаться. Звучит интересно. Совсем не так как… как то, что звучит у нас обычно. К тому же не хочу всю жизнь едой торговать, скучно же… Слушай, а ты, наверное, к тому моменту уже и комиссаром станешь? Ну… когда я доучусь?
Аль фыркнул в подушку:
– Откуда я знаю? Мне надо ещё это дело распутать, а потом – выжить. Это тоже не очень легко.
Кристоф немного помолчал, глядя на тонкое запястье с широкой золотой полосой. Он понимал, что его идея – глупость, наивная детская задумка. С другой стороны, дядя Бри всегда говорил, что в детстве нужно обязательно совершить пару-тройку дурацких поступков, которые запомнятся на всю жизнь. Тем более, вдруг это действительно будет не ерунда, не нелепость, а тот самый шаг, который ему, Крису, необходим для… для чего?
Мальчик мотнул головой, отбрасывая сомнения, и решительно сказал:
– Тогда давай договоримся. Обещаем… ну… дадим обещание друг другу.
– М? – Алтеро, не ожидавший такой резкой перемены в тоне собеседника и острой реакции на свои слова, с недоумением воззрился на Кристофа.
– Я обещаю, что всему выучусь и буду служить… ну… буду тебе помогать, в общем. А ты сделай так, чтобы к тому моменту ты мог взять меня в напарники. Или в подчинённые. Как получится.
– Слишком уж громкое обещание, – хмыкнул Аль.
– Для друзей – нет, – пожал плечами Крис, всей душой ощущая, что с размаху ныряет головой в омут.
– Эй! – Алтеро сел. На этот раз, наученный горьким опытом, не так стремительно. – Я тебе в друзья не напрашивался!
– А я хочу, чтобы мы дружили. Я уже считаю тебя своим другом!
– Мы знакомы меньше одного дня!
– Ну и что? Папа говорит, что иногда этого достаточно, чтобы дружба появилась.
– Пф! Будто мне нужны друзья! – Аль неодобрительно поджал губы.
– Разве нет?
– Нет!
– А мне кажется, друг лишним не бывает, – Крис протянул руку мгновенно смутившемуся пареньку.
Алтеро едва заметно покраснел. Неуверенно пожал плечами. Оглянулся на зашторенное окно. Смерил настороженным взглядом запертую дверь. На несколько секунд закрыл глаза и глубоко вздохнул. И рывком, словно боясь передумать, рванул вперёд, буквально скатился с кровати и крепко вцепился в запястье Криса обеими руками – аж больно стало.
– Ты уверен? – спросил едва слышно, будто не мог поверить в происходящее. «Боится, что я пошутил. Или что уже успел передумать», – понял Кристоф. Ответил:
– Я предложениями о дружбе не разбрасываюсь, – и ободряюще похлопал Аля по плечу. Тот наконец разжал руки и с изумлением уставился на свои ладони. Растерянный, перевёл глаза на товарища. «Надо же, похоже, он действительно никогда не пытался завести друзей. Наверное, не мог по какой-то причине», – удивился Крис и поспешил подтолкнуть собеседника в нужную сторону:
– Меня зовут Кристоф Гин Юанон. А ты? Алтеро…
– Алтеро эрн Хейн Аурициэль. Запомнишь? – Аль шмыгнул носом, но глаза, напротив, смеялись.
– Запишу! – Крис вернулся к столу и спешно вывел на предпоследней строке только что услышанное имя. – Буду перечитывать, пока не запомню. А потом начну общаться с людьми из Альянса и солдатами, чтобы узнать побольше и суметь подготовиться к службе. Может, даже стану откладывать деньги, чтобы покупать газеты. И буду искать в них твоё имя! Понятно?
Алтеро, вновь пересевший на кровать, слегка нахмурился:
– Главное – чтобы не в списках павших.
– Так постарайся не погибнуть. Ты же умный. Придумаешь что-нибудь, – сходу, не задумавшись, ляпнул Крис и немедля смутился.
Аль едва слышно рассмеялся – неумело, каркающе, точно закашлялся. Не вязался этот смех с его высоким, звонким голосом. Лёг, уткнувшись лицом в подушку и накрывшись одеялом, пробурчал:
– Ты тоже постарайся. Только попробуй завалить хоть один экзамен. Хотя голова у тебя варит как надо. Наверняка станешь одним из лучших.
Кристоф пожал плечами – мол, кто ж знает, – и вновь взглянул на последнюю страницу тетрадки. Перечитал. Имя Аля обвёл и подчеркнул двумя линиями. Ниже, подумав, приписал должность и указал сегодняшнюю дату – пятьдесят восемь дней от весеннего равноденствия 2349-го года. И только тут вспомнил одну очень важную вещь.
– Слушай, – прошептал он, – а что там за экзамены, ты случайно не знаешь? Вступительные? Ну, в Лицей?
Ответа не последовало. Удивлённый, Крис повернулся к кровати. Аль спал, закутавшись в одеяло по самые уши – только нос да несколько пепельно-серых прядей торчали.

***
Проснулся Крис непривычно поздно. Будь день обычным, таким же, как все другие, папа бы уши надрал за пробуждение в такой час. Время завтрака давно миновало. В доме царила тишина. На улице – тоже; значит, родители так и не открыли лавку. Скорее всего, сидят внизу, на кухне.
Аль ещё спал. Кристоф тихо, стараясь не разбудить гостя, подошёл к столу, открыл тетрадь на последней странице и перечитал вчерашние записи. Решимость, которая вечером подстёгивала его немедленно просить разрешения у родителей поступить в Лицей и заняться магией, не исчезла, но заметно иссякла. Дар есть, это так, но он никогда не использовался целенаправленно, не развивался! Наверняка среди поступающих будут ребята гораздо способнее. Да и ждать предстоит целых два года, до десятилетия и окончания местных начальных классов. Осилить третий и четвёртый год, не кое-как, на дому, а в школе, чтобы документ выдали! К тому же всё ещё непонятно, как и чем именно занимаются следователи. Часть работы Крис вчера видел – это «осмотр места происшествия с поиском улик», «составление протокола» и «допрос свидетеля». Но это – лишь подготовка, предварительная часть, так? Непонятно, как служители собираются искать и задерживать преступника… Решено. Он, Крис, обязан увидеть дальнейшее развитие событий, всю последовательность действий. Своими глазами. До конца.
С таким решением Кристоф спустился на кухню, где действительно нашлись мама с папой. А ещё там обнаружился сонный и недовольный Юргиз, то нервно круживший по помещению, то останавливавшийся возле окна. Тогда он начинал нетерпеливо барабанить пальцами по подоконнику. Гина, похоже, этот стук раздражал ещё сильнее, чем мельтешение.
– Проснулся, сынок? Как спал? Хорошо? Давно встал? Как там юно… юный господин? – Марчи засыпала сына вопросами, стоило тому показаться в дверном проёме.
– Да, мам, всё хорошо. Он ещё спит.
Юргиз хмыкнул.
– Вот и славно. Уж больно уставшим юнош вчера выглядел…
Тараканоусый хмыкнул ещё громче.
– Господа следователи оплатили своё пребывание здесь, так что обед будет для всех. Завтрак-то мы все прозевали, спали сегодня долго, уж больно тяжким вчерашний день выдался… Крисик, ты голодный? Сможешь потерпеть часок? Или хочешь сейчас покушать?
– Я подожду, – кивнул Крис.

***
Обед прошёл в молчании. Юргиз коротко похвалил кулинарные таланты Марчи, та поблагодарила ефрейтора за комплимент – и всё.
Уходить же с кухни никто не торопился. Крис невидящим взглядом смотрел в окно и пытался вспомнить ощущение, возникшее, когда он прятался возле шкафа, где его не могли не заметить. Гин шелестел газетой. Марчи заняла полстола гречкой – сортировала зёрна, выбрасывая испорченные в ржавое металлическое ведёрко у ножки стола, а годные ссыпая в большую глиняную банку. Юргиз всё так же то метался по помещению, то ненадолго притормаживал напротив окна.
Когда солнце заметно склонилось к горизонту, а на башенных часах соседней Ярмарочной площади пробило пять часов, тараканоусый не выдержал.
– Да что ж такое! – взвыл он. – Уже вечер! Где Джордж? Он давным-давно должен был закончить! Чего там искать-то? Всего лишь семьдесят кристаллов-с! А мелкий спит и в ус не дует…
– … потому что у меня нет усов, – насмешливо закончил тираду звонкий снисходительно-насмешливый голос. – В отличие от вас, господин ефрейтор. Добрый день… ах да, вечер.
Аль выглядел гораздо лучше, чем накануне, после допроса, что очень обрадовало Криса – в глубине души он боялся, что паренёк не оклемается. Более того – Алтеро был в форме Альянса, волосы вновь собрал в хвост. Движения, как и вчера днём – экономные и отточенные, спина прямая, взгляд – решительный, вид – собранный и сосредоточенный. «Словно даже ростом выше стал», – подумалось Кристофу.
– Джордж вернётся с минуты на минуту, – продолжил Алтеро, подходя к окну. Плечом оттеснил в сторону обалдевшего от такой фамильярности Юргиза. – Ждать всего ничего… Ага, вот и он.
Ефрейтор усталой, но торопливой походкой шагал к дому. Глянул в сторону окна, но не удостоил наблюдателей вниманием, а спустя десяток секунд возник на пороге кухни.
– Докладываю, – сразу же начал круглый. – Обследование района завершено. Площадь – пятьдесят семь сотых квадратного километра, я рискнул расширить зону поиска, дабы удостовериться в правоте моих предположений. Есть обнадёживающие результаты.
Марчи едва успела сгрести гречку в сторону – на середину стола плюхнулась мятая карта, исчерченная множеством разноцветных линий, испещрённая цифрами и непонятными символами.
– Вот тут, – Джордж провёл пальцем по Торговой улице, – отчётливая прямая линия. Иногда прерывается, но оборванные участки незначительны. Идёт через Большую Торговую улицу, сворачивает на Хлебную…
– Обычно по этой дороге дядя Тото возит всякие магические штуки на продажу, – брякнул Крис, вспомнив забавного дедка-старьевщика.
Аль чуть заметно подмигнул ему. Гин недовольно взглянул на сына, но со вздохом признал:
– Кристоф прав. Его повозка проезжает по этому маршруту дважды за день, а то и чаще.
– Понял-с, – Юргиз дёрнул щекой. – Есть другие варианты?
– Два, – буркнул Джордж, раздражённый быстрым провалом первой версии. – Есть прерывистая нить через Хлебную, Торговую, Ювелирную и Чайную улицы. Получается квадрат. И ещё одна кривая – она уходит за пределы осмотренной территории, пересекая Торговую улицу и Торговую площадь. Формой – дуга, но от неё идёт едва заметная перпендикулярная касательной линия куда-то к окраине города, прямо через дома.
– Покажи. – Алтеро наклонился над картой, провёл рукой по ярко-зелёной дуге. Видимо, прикидывал размеры окружности. – Кристаллы.
Джордж вытащил из-за пазухи здоровенную связку маленьких, с ноготь мизинца, тонких полупрозрачных ромбиков разных цветов и оттенков – по виду хрустальных. Отделил от связки восемь синих пластинок и протянул Алю. Тот торопливо сгрёб их в ладонь, принялся перебирать, сначала шепча что-то неразборчивое и всматриваясь в кристаллы, потом замолчав, зажмурившись и, кажется, даже затаив дыхание.
Крис знал, что прошло не более полуминуты, но по ощущениям этот коротенький отрезок времени растянулся на несколько часов. Алтеро резко открыл глаза, бросил кристаллики на стол, оставив в руке только один, зажатый между пальцами. Юргиз проворно подобрал пластинки, Джордж торопливо свернул карту, а Крис понял, что начинается самое интересное.
– След найден, – коротко произнёс Аль. – Противник сильный. Нужно снять ограничители. И мне нужен мой меч.
Юргиз незамедлительно принялся возиться с браслетами на руках паренька; ему пришлось присесть на корточки, чтобы аккуратно вставить крошечный металлический ключ в едва заметную замочную скважину первого ограничителя. Тем временем мейстер другой, свободной рукой расшнуровывал сапоги – снять пластины с щиколоток. Джордж выбежал на улицу – должно быть, к карете – и вскоре вернулся с небольшим кинжалом в потрескавшихся от времени деревянных ножнах. Тараканоусый к тому моменту почти закончил возиться с ограничителями – оставался один, на правой руке.
– Джордж, – голос Алтеро оледенел, – где меч? Почему только кинжал?
– Комиссар не велел, – пробормотал Джордж, пряча глаза. – Сказал, лишь короткий клинок можно.
– Правда? Он не велел? Или вы решили? – холодно осведомился Аль, наконец-то избавившись от последнего золотого браслета. – Я же сказал, противник силён. Надеетесь на чудо? Полагаете, я одолею его одним лишь кинжалом? Не думаете же, что ценой собственной жизни или здоровья?
Нахохлившийся Джордж и сконфуженный Юргиз переглянулись.
– Прикроете меня, если что, – со вздохом распорядился паренёк. – Справиться справлюсь, но вряд ли все останутся целы и невредимы.
Кинжал он закрепил на ремне брюк – оружейного пояса так и не предоставили. Окинул быстрым взглядом ефрейторов, как бы между делом задержал взгляд на Кристофе и кратко скомандовал:
– Вперёд.
Крис выбежал из дома следом за ефрейторами, надеясь, что его не заметят. Не заметили! Отлично. Мама с папой не сразу сообразят, куда подевался их сын, а следователи вон как шустро шагают, ещё десять минут в таком темпе – и доберутся до Торговой улицы, так что родителям никак не поспеть.

***
– Здесь сделан основной направляющий замер, – Джордж поводил рукой туда-сюда, указывая то ли на дома, то ли на полупустые ряды Торговой площади, то ли на всё сразу. Народу было мало – неторговый день; пронзительно-оранжевый солнечный диск лёг на крыши домов, ещё час – и не будет видно ни зги. Фонари, вспомнил Крис, зажигают в девять вечера и далеко не везде.
– Вижу. – Алтеро осторожно ступал по булыжникам мостовой, внимательно глядя под ноги, словно искал какой-то отличающийся от остальных камень.
– Сейчас подождём-с, пока господин возьмёт след, – обратился Юргиз к Кристофу, – то есть найдёт точку, где наш преступничек вынырнул из подпространства и соизволил-с протянуть участок нити… Эй! Какого Всенощного ты тут делаешь!? – спохватился ефрейтор.
Крис вздрогнул, запоздало сообразив, что его хрупкое заклинание развеяно. Слишком увлёкся происходящим. Значит, следует полностью сосредотачиваться на этом странном, призрачном ощущении, пронзающем затылок, и не вертеть головой по сторонам. Возможно, в дальнейшем, после долгой практики, станет попроще.
– Не игнорируй вопрос! – Юргиз повысил голос. – Что тебе дома не сидится, а? Немедленно…
– Есть след, – раздался голос Алтеро. Прозвучала реплика как-то отстранённо, глухо. Кристоф повернулся к следователю. Паренёк раскачивался на месте, полузакрыв глаза. Вытянутая вперёд рука сжалась в кулак, словно удерживая что-то невидимое, потом вдруг расслабилась и бессильно повисла вдоль тела. Мейстер дёрнулся, сбрасывая оцепенение, повернулся и опрометью бросился вниз по улице, к Торговой площади.
– За ним! – рявкнул Джордж, срываясь с места. Юргиз, цокнув языком, припустил следом. Кристоф помчался за ефрейторами.
Аль бежал ровно и уверенно, будто всю жизнь провёл в Митхейне и успел запомнить каждый проулок. Срезал путь через угол Торговой площади, свернул на Весёлую улицу, пронёсся по ней, вспугнув чинно прогуливавшихся вдоль витой ограды девушек, повернул на Строительную… Крис вскоре сбился – он никогда не уходил так далеко от дома и вообще старался сторониться окраин, где болталось немало подозрительного люда.
На какой-то аллее, посыпанной красноватой каменной крошкой, Алтеро ненадолго притормозил, словно задумался, после чего резко сменил направление, перемахнул через низкий заборчик и сломя голову полетел по набережной.
– Есть! Нашёл центр обряда! – крикнул растрёпанный Юргиз, усы которого теперь изогнулись в одну сторону.
– Угу, – согласился Джордж, которого пробежка, похоже, совершенно не утомила. Внешность обманчива, с виду-то увалень увальнем, подумалось Крису. Сам он, между тем, запыхался и начал отставать. Аль по-прежнему нёсся впереди, словно гончая по следу. И как держится-то? Надо же, а казался хлюпиком…
Джордж повернул голову, неодобрительно зыркнул на отстающего Кристофа и, коротко прорычав что-то сквозь зубы, закинул мальчика на плечо. Крис вцепился в плотный воротник форменной куртки, радуясь, что его не бросили. Теперь-то он точно увидит, чем всё закончится!
Бежали ещё минут десять, после чего Алтеро резко остановился посреди узкой улочки напротив раскидистого вяза, чьи ветви почти лежали на крыше шаткой одноэтажной хибарки, и привалился плечом к забору. Согнулся пополам, задыхаясь и пытаясь не упасть. Запыхавшийся Юргиз остановился рядом. Джордж, слегка раскрасневшийся, ссадил Криса на землю и огляделся.
– Где? – полушёпотом спросил он. Аль, всё ещё скрюченный в три погибели, махнул рукой в сторону вяза:
– Там.
За пышной кроной дерева, в узком пространстве между полуразрушенными заборами соседних участков, от прохожих скрылся ещё один дом, низенький, кирпичный, тоже одноэтажный, но поосновательней хибарки. В окне из-за плотных занавесок мерцал и извивался свет – должно быть, горел огонь в камине.
– Один. – Алтеро с трудом выпрямился, пока не успев выровнять дыхание до конца. – Цель. Поблизости ещё один человек, но не маг.
– План? – спросил Юргиз, заметно понизив голос, но привычные визгливые нотки никуда не исчезли.
– Займёшься не-магом. Джордж – со мной, прикроешь, если что. – Аль оттолкнулся от забора, неслышным плавным шагом пересёк улицу и нырнул под низкую ветвь вяза. Следом за ним полезли Юргиз и Джордж. Кристоф по-прежнему держался позади Джорджа.
К углу дома подобрались бесшумно. Алтеро махнул рукой в сторону пристройки-террасы. Тараканоусый, кивнув, юркнул за угол и растворился в полумраке.
Джордж нахмурился и ткнул пальцем в Криса. Аль кивнул, указывая на Джорджа. Кристоф понял: прогонять гражданского следователи не станут, а вот защищать придётся. Ничего, их подопечный – не дурак, в бой не полезет. Зря круглый так недоверчиво супит брови.
Процессия подобралась вплотную к входной двери, закрытой, но не запертой – её слегка покачивал сквозняк. Алтеро жестом велел Джорджу и Крису держаться в стороне, в тени крыльца, аккуратно постучался и, не дожидаясь ответа, настежь распахнул дверь.
– Альянс, Следственное подразделение. Вы арестованы, – послышался его размеренный, отчётливый голос. – Немедленно сложите оружие и сдайтесь. Сопротивление бесполезно…
Последние слова потонули в жутком грохоте. Стены домика жалобно затрещали. С ближайшего окна сорвало ставни, посыпались осколки стекла вперемешку с щепками. Джордж обнажил меч, скакнул вперёд, но остановился на пороге. Крис рванул было следом, но притормозил, решив, что за происходящим в комнате лучше следить из-за широкой спины защитника. Впрочем, мальчик уже успел увидеть ответ на взволновавший его вопрос – мейстер был в полном порядке, даже причёска не растрепалась.
В центре комнаты полыхали и извивались языки пламени. Огонь не привычного оранжево-жёлтого, а кирпично-красного цвета горел сам по себе – ни углей, ни дров Кристоф под пламенем не заметил. Пол вокруг костра исчерчен неровными меловыми линиями и странными знаками. Аль, успевший отойти от входной двери, замер у стены. Прищуренные глаза осматривали колдовской узор со смесью интереса и осуждения.
– Обряд Омоложения, – пробормотал Джордж. – Вот оно как. Из-за красоты да ради жизни чуть дольшей… Тьфу!
Женщина, по мнению Криса, и без того выглядела довольно молодо. Может, чуть-чуть старше его мамы. Пушистые светлые волосы, заплетённые в аккуратную косу, причудливо сочетались со смуглой кожей. Спокойный Алтеро в своём чёрно-сером костюме казался почти полной противоположностью супротив пёстрых одежд колдуньи, на лице которой проступила ярость.
Женщина атаковала первой – полоска металла, неожиданно возникшая в её руке, с негромким свистом рассекла воздух. Аль успел пригнуться, брошенный нож по самую рукоять вошёл в стену над его головой. Мейстер проворно выхватил кинжал, взмахнул им, словно проверяя, как клинок лёг в руку. Обломки стекла, оставшиеся в покорёженных оконных рамах, отозвались на движение звоном, с потолка посыпались пыль и труха. Пламя костра задрожало и развалилось на несколько частей, которые сильно замерцали и начали стремительно угасать. Несколько знаков возле Алтеро перечеркнула ровная чёрная линия.
Колдунья, пронзительно взвизгнув, метнула заклятье. Крис не успел рассмотреть причудливую вязь на круглой ярко-синей магической формуле-печати. Алтеро отбил атаку своим заклинанием – с руки соскользнуло несколько серебристых искр – и шагнул вперёд. Его противница, не мешкая, вновь ударила – если не тем же заклятием, то похожим, поскольку магическая вязь формой напоминала предыдущую. Аль взмахнул кинжалом, и женщина едва успела избежать рикошета от собственного колдовства.
Поняв, что паренька простыми заклинаниями не одолеть, противница решила использовать что-нибудь помощнее. Из-под лоскутной накидки показалась рука, обвитая чёрным кожаным шнурком, на котором ритмично покачивалось множество металлических подвесок разных форм и оттенков. Почти потухшее пламя ожило, взметнулось к потолку, скрутилось в петлю, спружинило, сворачиваясь в спираль, и ринулось на Алтеро. Тот, очевидно, решил, что кинжалом подобную атаку не отбить, поэтому прыгнул на пол и откатился в сторону – увы, недостаточно шустро. Крис испуганно охнул, когда пламя зацепило плащ. Аль полоснул по рукаву кинжалом, оторвал тлеющий лоскут ткани и отшвырнул в сторону. Женщина отвлеклась на мгновение, провожая взглядом чёрно-серебристую тряпицу – и Алтеро воспользовался промедлением. На сей раз мейстер не стал прибегать к магии – бесхитростно прыгнул на противницу, не ожидавшую физической атаки.
«Не даёт ей сосредоточиться на заклинании», – понял Крис, с замиранием сердца наблюдая за поединком из-за широкой спины Джорджа. Ефрейтор не собирался помогать следователю –ладонь, расслабленная, лежала на рукояти меча, взгляд лениво скользил по комнате. Не хочет вмешиваться, догадался Крис и почувствовал, как страх за Аля просачивается в душу. Сейчас Альянс наблюдает за мейстером, но, случись что, не поможет пареньку остаться в живых. Джордж же выполняет приказ Альянса. Приказ вышестоящих комиссаров.
Неожиданный удар сбил женщину с ног, но она успела схватить Алтеро за воротник плаща – к счастью, не застёгнутого. Паренёк рванул вперёд, выдернулся из рукавов и с разворота полоснул по плащу кинжалом – наотмашь, не целясь. Женщина вскрикнула, выронила рассечённую ткань и попятилась. На её запястье зиял глубокий порез.
Алтеро не стал дожидаться ответной реакции – повис на противнице, вцепившись в цветастую накидку. Колдунья взвизгнула, хлестнула паренька по лицу здоровой рукой, но больше ничего сделать не успела – Аль извернулся, перехватил запястье женщины и вырубил её ловким ударом кулака в висок. Спрыгнул на пол, не сочтя нужным ловить бесчувственную преступницу. Потёр ободранную скулу, пробормотал:
– Ну и когтищи… Джордж, ограничители у тебя? Печать на неё, быстро. Только перевяжи сначала, – добавил он, увидев, что ефрейтор собирается нацепить золотой браслет поверх продолжавшей кровоточить раны. – И скрути хорошенько. Раз она так хорошо царапается, может и тяпнуть, с неё станется.
Крис вошёл в комнату вслед за Джорджем, осторожно поднял с пола плащ Аля, отряхнул и с сожалением посмотрел на прореху в чёрно-серебристой ткани.
– Пустяки, – бросил Алтеро, мельком глянув на пришедший в негодность предмет гардероба, – попрошу новый.
– Хо-о… Смотрю, вы закончили-с, – Юргиз, появившийся из-за узкой дверки, на которую Кристоф до этого не обращал внимания, потряс внушительной связкой бумаг. – А у меня тут досье на всех жертв нашей колдуньи, включая будущие варианты-с, и чертёж использованного магического круга. Со всеми расчётами-с, вот так-то. Нумерологический обряд. Вина полностью доказана … вы же на месте преступления её застали-с, я правильно понимаю? – он неприятно захихикал. – Поздравляю вас, мейстер, с четырнадцатым раскрытым делом! Теперь доставим-с преступницу в штаб и сразу – на доклад к кардиналу!
– Сначала протокол, – буркнул Алтеро, стирая тыльной стороной ладони кровь с щеки. – Потом поесть. С вас новый плащ, ефрейтор. Ты же взял запасной?
И чуть приподнял уголки губ в ответ на восторженную улыбку Криса.

***
– Я буду ждать, понятно?
Алтеро стоял возле кареты. Только что закончилась перепалка с Юргизом, который хотел вновь нацепить на следователя оковы. К счастью, разговор услышала Марчи и тут же накинулась на ефрейтора, требуя «немедленно прекратить мучать бедного мальчика». Тараканоусому пришлось сдаться – такого напора он не выдержал.
– Буду ждать, пока ты будешь высокого-высокого ранга, – продолжил Крис, – и тогда мы увидимся. Обязательно. Слышишь?
– Ждать, похоже, в основном придётся мне, – усмехнулся Аль. – Уж на одно-то звание выше я за десять лет точно поднимусь, а тебе ещё предстоит учиться!
– Выучусь, – вздёрнул подбородок Крис, – может, по умениям даже тебя догоню. Я дал обещание, так? Мы ведь друзья?
– Друзья, – улыбнулся Алтеро и уверенно пожал протянутую руку.
– Господин следователь, выдвигаемся! Юргиз и вы – в карете с арестованной, а я на козлах посижу! – послышался из-за кареты голос Джорджа.
– Хорошо! – крикнул Аль и вновь повернулся к Кристофу. – Увидимся.
– Угу, – кивнул Крис.
Следователь вскочил на подножку начавшей движение кареты, махнул товарищу рукой на прощание и нырнул внутрь. Створка экипажа звонко захлопнулась следом за ним.
«Алтеро эрн Хейн Аурициэль», – мысленно повторил Крис. И ещё долго, щурясь от утреннего солнца, глядел вслед чёрно-белой карете, украшенной гербом Альянса – трёхглавый чёрный дракон, раскинувший крылья на фоне пронзительно-синего неба.

@темы: тексты, ориджинал, Альянс